четверг, 31 мая 2012 г.

Ага ?

В прекрасном городе Улан-Удэ все всегда встречаются у «Башки». Если ты вдруг потерялся, а это в Улан-Удэ практически невозможно, - иди, опять же, к «Башке». Спроси у прохожего: «Прохожий, где Башка?» - и иди в направлении, наотмашь указанном неунывающим бурятским прохожим. Все дороги в столице Бурятии Улан-Удэ идут к «Башке».
«Башка» - это огромная голова Ленина, наверное, самая большая в мире отдельно взятая скульптурная голова. Я лично таких бошек больше нигде-нигде не видел. Египетский сфинкс по сравнению с «Башкой» - престарелый мопс.
«Башка» похожа на мудрого неандертальца. Выражение лица у Ленина суровое. Ленин смотрит вдаль и словно бы хочет сказать: «Не нравится мне всё это». Что «всё» - неясно. Вообще «всё».
«Башка» настолько велика, что привычная нам поэтика загаживания памятников голубями здесь не работает. Кропотливый, самозабвенно-героический труд всех голубей города Улан-Удэ остается практически незамеченным. Может быть, если бы в Улан-Удэ водились летающие страусы, они бы смогли слегка припудрить уланудинского Ильича. Но страусы не летают и в Бурятии их нет.
В Улан-Удэ можно встречаться и у других знаменитых мест, например, у колоннады, называемой «Санта-Барбара». Или у туманной романтической скульптурной композиции по кличке «Кама-Сутра». Но все же центр, пуповина города – «Башка».
С Зинаидой Васильевной Серых мы, разумеется, договорились встретиться утром у «Башки».
Мы с Зинаидой Васильевной, моей московской сотрудницей, приехали в Улан-Удэ в командировку на несколько дней. Было самое начало зимы. Солнечно и где-то минус семь-восемь.
За пару дней мы сделали все, что полагается. Отчитали лекции. Потом долго покупали Зинаиде Васильевне дубленку. Купили. И это были самые неприятные и трудоемкие часы в моем пребывании в Улан-Удэ: ненавижу магазины.
А на третий, свободный, мы договорились съездить на Байкал (это где-то три с половиной часа на машине), а по пути заехать в знаменитый Иволгинский дацан, где в своем дворце сидит знаменитый лама Этигэлов. Тот самый, который в 1927 году добровольно ушел в нирвану, а через 75 лет, в 2002, при вскрытии саркофага обнаружилось, что лама остался нетленным. Везти нас должен был родственник Зинаиды Васильевны.
Дело в том, что покойный отец Зинаиды Васильевны был родом из Улан-Удэ и поэтому у нее в Бурятии куча родственников. Она здесь никогда не бывала, и вот подвернулась командировка. На двоих. Я поехал до кучи. Меня все время куда-нибудь то ли тянет, то ли влечет, то ли несет. И чем дальше, тем лучше. Такой уж я уродился.
Треть родственников Зинаиды Васильевны – русские, многие из старообрядцев, которых здесь называют «семейскими», другая треть – буряты, третья – полукровки. Смешанных браков в Бурятии очень много.
Сама Зинаида Васильевна явно унаследовала весь этот богатырский евразийско-сибирский букет. Кровь у нее термоядерная. Сама про себя она говорит так: «Во мне всё свиристит и произрастает».
Приехав, она поселилась у своих родственников, а я – в очень уютной гостинице «Гэсэр». Гостиница прекрасная, душевная. Можно даже сказать, задушевная. Каждый вечер, часов в одиннадцать, когда я только-только начинал засыпать, раздавался телефонный звонок и печальный женский голос то ли умоляюще, то ли безнадежно вопрошал:
- Девушку не желаете?
- Нет, не желаю, - печально отвечал я и вешал трубку.
А через час-полтора, когда я снова только-только засыпал, раздавался новый звонок и тот же голос грустно заклинал:
- Массаж не желаете?
- Нет, не желаю, - скорбно отвечал я.
- А девушку? – тосковала трубка.
- Нет, и девушку не желаю. Дайте поспать, - умолял я.
- Да и спите, мне-то чо… А девушки-то хорОши, ага?..
Я вздыхал и вешал трубку.
Раньше я думал, что это самое сибирское «ага?» - находка покойного Михаила Евдокимова, Царствие ему Небесное, и Васи из фильма «Любовь и голуби». Но в Бурятии я убедился, что «ага?» - реальность.
Покупаю сушеных омулей на уланудинском рынке. Омулей продает пожилая бурятка, удивительно похожая на свой товар:
- Вам омуля-то скока?
- Не знаю, штуки три…
- Так чо – штуки три-то? Штуки три-то – только мараться, ага?.. Берите кило, чо…
- А это сколько штук?
- Так, чо, штук десять, ага?.. Кружка-то пива под два омуля идет, ага?.. А чо?.. А пять-то кружек, это чо? С пяти-то кружек, доброму-то человеку и не пос…ать по-людски, ага?.. Берите два кило, чо…
Я взял десять омулей… Ага? А чо!
Их-то мы и жевали в машине по дороге на Байкал. Правда, омуль шел не под пиво, а под байки водителя. К «Башке» за нами подъехал троюродный дядя Зинаиды Васильевны на своих пегих от антикоррозийки жигулях начала восьмидесятых – и мы двинулись в путь.
Дядя – Петр Петрович Сухоруких, конкретный сибирский старикан лет семидесяти пяти, розовощекий, с бородой и васильковыми глазами, всю дорогу что-то рассказывал.
Сушеный омуль – божественная рыба. Как бы полурасплавленный солоновато-сладкий янтарь. Не оторваться.
Петр Петрович недобро пожевал омуля и, сердито выплюнув в окно, сказал:
- Омуль-то простылый, сухой, ага? Санки свернешь… Челюстя, значит.
- Да где же сухой, Петр Петрович, во рту тает… - возразил я.
- Это у вас там в Москве всё тает. Вам портянку в зубы втисни – всё вкусно. Был я в Москве-то, ага?.. Воблю мне свояк дал. Свежая, говорит, вобля, кусай, чо… Я куснул – мать чесная! Гайка, не рыбь. Я говорю: вы что ж, этта, всегда такое кушаете? Рыбь, она же должна мягкая быть, как шанежка. А это чо? Я ж тебе не щука блёсны шамать. Я в Москве-то на свадьбе был внучки, Вальки, ага?.. Сбили, значит, свадьбу. Пять лет как назад. Бабочки на стол налаживают. Мы сидим с мужиками, воблю эту гранитную сосем с пивом, про жись говорим. Муж внучки-то моей, бывший уж, ага?.. Артемка… кем он мне приходился-то, своячником?..
- Так они что, развелись? – удивилась Зинаида Васильевна.
- Через два года после. Порушили венцы.
- Это что значит?
- Развелись, чо… Ага? Они только свадьбу-то потушили и сразу лаяться. Вот таким вот самым образом. И правильно Валька его от себя отшугала. Он-то, этот своячник мой бывший, ботало енисейское, сразу на свадьбе напился до Алёшки, ага?.. Себя забыл. Бьёт себя в рёбра: я, говорит, москвич! А ты кто, чалдонка некультурная! Орёт: я терминатор, чо!.. Дурак-осина. Он в этом работал, как его… отт… на уме болтается… ну, где все сидят и ничего не делают… Как «опись» зовется, контора по-прошлому.
- Офис.
- О! Я, кричит, в описе работаю! А чо он там, в этом описе, ага? На потычках был.
- Это как?
- Верхоплавка, чо?.. Васька-принеси-чаю. В пятом сарае шестой венец. Сидел в описе с девками округлыми днями, сплётки тёр…
- То есть?...
- Сплётничал. Ляля да ляля. Еще и Вальке измены бил с описными-то этими подмалёвками. Москвички, они да, симпатичные, ага?.. если накрашенные. А если всю живопи;сь с ых смыть – затоскуешь. Наши-то девки – крепки, как шишки кедровые, аж все звенят от жизни, ага?.. А ваши-то, московские – подвывалы. Все у них не то, не так. Вечно с печали курють, как Сталин. Солнца у вас в Москве мало. Хмурь неделями. Отсюда люди без огонька. У нас-та триста дней в году солнце, ага?.. Ну, вот, чо… Вальке моей в Москве что делать? Пошла по помойкам.
- Ой! Что это?..
- Да нет… Этта того… по богатым домам убираться стала. На этой вашей… как её?.. с башкой рассталося… а! на Рублеве… Вот. А тут опись у Артемки описали – он и никто! Туда-сюда – никто не берет. Кризис, ага?.. А кому он нужон, перекати-шаланда. Ну и в хмель вошел. С утра до ночи зелено дымится. Ему, конечно, Валька пару раз придала ума. Веником по кумполу, ага? А чо? Он на день-два вошел в совесть, в потом – за своё, ушел взадпятки. Лежит на диване, как нерпа дохлая, а Валька пашет. Ну, и порушила она венцы. Сняла квартиру. И через месяц, чо, нашла мужика. Хороший, умный. На все скуки руки. Мастер, ага? Автосресаль. Москвич. Четыре года живут. Вот таким вот самым образом.
- Хорошо живут?
- Нормально. Ни в рай, ни в муку, а на среднюю руку. ПравнучкА смастерили, чо…
- А что этот… бывший, Артемка?
- Бывший-то?.. Говорят, перегорел в конец. Землю год как парит. Да… об ём уж собаки не лают, ага?..
- Сколько вашему правнуку? – спросил я.
- Полтора, чо?.. А твоя-то доча, Зинаида, когда рожает?
- Должна через неделю. Но родит или сегодня, или завтра, - спокойно ответила Зинаида Васильевна.
- Да ну! – воскликнул я. – Так вы ей позвоните, узнайте, как там дела.
- А чего звонить-то… Еще не родила.
- Откуда вы знаете?
- Чувствую.
- Ну и ну!
- Правильно, - сказал Петр Петрович. – Чего раньше срока икру метать, ага?.. Онна! Подъезжаем к дацану.
В слегка припорошенном сладким снегом дацане было тихо. Пахло подмороженными мочеными яблоками и березовым дымком. У ворот нас встретила бригада местных собак. Штук десять очень упитанных и очень похожих друг на друга шавок. Их дизайн колебался от карликовых пони до длинношерстных поросят. Они деловито и молча поставили нам на грудь, спину и плечи свои лапы, стараясь лизнуть в лицо. Скидывать их было бесполезно. У собак был радостно-покровительственно-торжественный вид президентов, вручающих вам государственную награду. От розовых языков шел голубоватый парок. Обвешанные любвеобильными псами, мы двинулись внутрь монастыря.
В жизни я такое видел в первый раз. По сути дацан – нормальная русская деревня. Бревенчатые избы с разноцветными резными наличниками. В них живут ламы. Серые дровяники из горбыля с рубероидными крышами. Правда, заборов нет. И рядом разноцветные буддийские храмы с летящими китайскими крышами. Где я? Бритый лама в оранжевом халате и валенках колол дрова около своей избы и мурлыкал что-то из Юрия Антонова.
Дом ламы Этигэлова, конечно, был закрыт. Его открывают восемь раз в году, по важным буддийским праздникам.
- Жалко, - сказал я.
- Да… Баловство это всё, ага? – махнул рукой Петр Петрович. – Ты ж в буддизьм-то не веришь, чо… А от праздного-то куража к ламЕ стучаться – грех. Был тут, говорят, один то ли маршал, то ли генерал, шишка, чо… Приехал и говорит: пустите меня к ламЕ и всё. Ему: нельзя. А он: пустите, орёт, ага? А то, говорит, я кому надо в Кремле-то за зубцами скажу – вас вообще прикроют. Два метра кабан, рожа - как мои семь. Да еще при наградном «макарове». Да еще и выпимши, заполошный. Ну, пустили, куда его девать, чо. Он зашел, на ламУ глянул – и аккуратно в обморок. Затылком об пол. Звону было, ага?!. В себя пришел через час – дрожит, как дитя, глазами хлопает. Простите, говорит, больше не буду. Вот таким вот самым образом. Наградил ламА шишку разумом… Вон – гляди… - Перт Петрович пальцем в листок бумаги на доске объявлений у храма. – Сегодня у ламы температура в области виска – 22 градуса, ага?.. Потеплел, чо… В прошлый раз, месяц тому, 17 было, ага? Пойдем в храм зайдем.
В храме с дощатыми избяными полами только что кончилась служба. Ярко раскрашенные благостные будды улыбались собственным мыслям. Пахло хвойными благовониями и мытым полом. В углу за столом сидел лама, похожий на актера Яншина. Только лысый и в очках. Голосом Яншина лама мяукнул:
- Пожертвовать не желаете? Упомянуты будете в молитвах о счастливом перерождении.
- Желаем, - сказала Зинаида Васильевна.
- А что не пожертвовать-то, ага? – сказал Петр Петрович.
- Сколько, - спросил я.
- Сколько хотите, - почесал темя Яншин и спросил меня – Ваше имя?
- Владимир.
- Сколько членов семьи?
- Три.
- Сколько жертвуете?
Я дал триста рублей.
- Петр. Семнадцать человек, чо, - сказал Петр Петрович и дал сотню.
- Ваше имя? – поправил очки лама в сторону Зинаиды Всильевны.
- Зинаида.
- Сколько членов семьи?
- Пока два.
Лама шмыгнул носом, внимательно посмотрел на Зинаиду Васильевну и, почесав переносицу, сказал:
- Пишем три.
Зинаида Васильевна дала триста и сказала:
- Ну вот, часа три осталось.
- До Байкала? – переспросил я.
- До внука, - поправила меня Зинаида Васильевна.
При выходе из храма мы услышали что-то напоминающее торжественный барабанный бой. Псы разлеглись на деревянном настиле и приветствовали нас дружным битьем хвостов о настил.
Увешанные радушными дацанскими собаками, мы дошли до машины и поехали на Байкал.
- Советую прикорнуть, - приказал нам Петр Петрович. И мы прикорнули. Мне приснилось, чтоя стою у «Башки» и почему-то жду назначившую мне свидание собаку. А «Башка» мне говорит: «Девушку не желаете?» Я отвечаю: «Отчего не желать?» А сам с ужасом думаю: «Чего ж я такое говорю-то?» А «Башка»: «Сегодня девушек нет. Только омуль, ага?» Я с облегчением думаю: «Слава Богу!» Тут подходит собака, одна из дацанских, такая рыжая с белым пятном на носу, кладет мне лапы на грудь и говорит: «Я твой четвертый член семьи. Дай пожрать». Лизнула меня в лицо и добавила: «А дубленку мне не покупай. Я сама себе дубленка».
«Подъезжаем чо!» - услышал я голос Петра Петровича и проснулся.
Машина остановилась у забора турбазы. Мы пошли вдоль каких-то бесконечных вихляющих заборов. Солнце то выходило из-за туч, ослепляя нас, то заходило, и тогда казалось, что все вокруг снято на черно-белую пленку. На одном из поворотов я услышал гул.
- Байкал, - сказал Петр Петрович. Впервые в его голосе я услышал что-то напоминающее почтение, - Не зальдился еще. Дышит, Батя.
Забор кончился, и перед нами открылся Байкал. Он властно ревел и неторопливо клубился сплавом свинца и ртути. Выглянуло солнце, и Байкал весь осветился жемчужными молниями. Дул пронзительный ветер, наверное, тот самый баргузин. Глаза слезились, и в слезах озеро словно бы набухало радужными изводами. Я почувствовал что-то особенное. Беспричинное, большое и настоящее. Скорее всего это было счастье. Счастье, что бывает же на свете такое. Такая мощь. И что она – наша, родная, а значит – и моя тоже.
Я посмотрел на Петра Петровича. Он испытывал те же чувства, только они ему были привычнее, и выглядел он как-то особенно мудро. Я оглянулся назад, на Зинаиду Васильевну. Она стояла у сосны метрах в десяти и, прикрывая свободное ухо рукой, смеясь и плача, говорила по мобильному. Поймав мой взгляд, она оторвалась от телефона и крикнула нам, стараясь перекричать Байкал.
Я услышал пунктиром:
- …полчаса назад… три шестьсот… порядке…
- А чо! Нормально, ага? – сказал Петр Петрович и сердито почесал глаза.
А Байкал всё ревел, ворочая своими живыми мыслящими каменоломнями и дул льдистый баргузин, сипло и удивленно присвистывая в соснах. И солнце то являлось волшебными праздничными вспышками, то исчезало, делая мир серьезным и суровым. И это была настоящая жизнь.
Вернулись мы с Байкала вечером. Отметили, конечно, рождение внука - Васятки - в каком-то ресторанчике недалеко от «Башки». Подсвеченная «Башка», казалось, смотрела уже не так сурово, а даже как-то всепрощающе.
В Москву я привез пять омулей, жвачку-серу, пахнущую дымком, безалкогольный бальзам «Байкал», помогающий от всего на свете, и что-то особенное, непривычное на душе.
Скоро буду крестным папой. Сами знаете, чьим, ага?

Из рассказов про девочку Дашу

Мы вчера шли из садика, Даша сказала:

— Дядя Леша, а ты знаешь, как летают бегемоты?

Если вам кажется, что этот вопрос задан не по адресу, значит, вы меня никогда не видели. Все в моем облике прямо-таки кричит: если бегемоты и летают, то вот, вот он, тот человек, который знает, как они это делают!

Тем не менее, я этого не знал. Тогда Даша принялась рассказывать.

Аэродинамика бегемота такова, что самое сложное для него — это взлет, дальше все гораздо проще. Если удалось взлететь, значит, основная проблема позади. Бегемот выходит на дорогу, открывает пасть и начинает бежать. Когда внутрь попадет достаточное количество воздуха, бегемот закрывает рот и поднимается в воздух, как воздушный шарик. Ну а потом он машет ногами и летит, куда ему нужно. Разговаривать в полете нельзя, иначе весь воздух выйдет и бегемот упадет.

Даша сегодня ходила на прогулку, и над детским садом пролетел клин бегемотов, по весне они как раз возвращаются из южных стран. Их было сорок девять, Даша успела всех сосчитать.

— А может, и сто, — сказала Даша. — Я точно не уверена.

— Куда же они летели? — спросил я. Мне было очень любопытно, что делает стая бегемотов в самом центре Западной Сибири. Я не подвергаю сомнению тот факт, что в Васюганских болотах может разместиться не одна дивизия летающих бегемотов, мне просто любопытно, что они здесь забыли. К нам сюда и жирафы-то редко забредают, что уж говорить о бегемотах.

Увы, ответа я не получил, в этот момент на глаза Даше попались качели во дворе дома, так что она мгновенно забыла про бегемотов. Даша сказала:

— Давай, я буду качаться! Раскачай меня выше неба!

Я встал рядом с качелями, стал качать Дашу, а она принялась громко распевать:

— В юном месяце апреле, в зоопарке тает снег!..

Между прочим, маленькие девочки на качелях являются источниками самых разнообразных звуков. Когда качели раскачались достаточно высоко, Даша принялась весело визжать, у меня появилась прекрасная возможность наблюдать эффект Доплера в действии. Еще Даша кричала:

— Смотри, я как будто улечу в небо! У-у-у! Вж-ж-ж, я сейчас вся улечусь! Дядя Леша, смотри скорее, там летит голубь, я его тебе поймаю!

Голубя мы так и не поймали, виноват в этом исключительно я. Из-за того, что я недостаточно сильно раскачал качели, Даша не сумела дотянуться до голубя. Слезая с качелей, она сказала:

— А если подпрыгнуть и поймать несколько летящих голубей, то они тебя унесут куда-нибудь, как гуси-лебеди. Может, на крышу, а может и в лес, к бабе-яге, куда захочешь.

Сама Даша делала так неоднократно, нужно просто хорошенько раскачаться и дождаться, когда неосторожные голуби пролетят над качелями. Тогда нужно прыгнуть и ухватиться за голубиные лапки. Рулить голубями несложно, достаточно повернуть их в нужную сторону. Даша однажды ушла из дому, а дверь закрылась, и дома никого не было, а ей нужно было срочно попасть обратно. Тогда она взяла двух голубей и прилетела к нам на балкон. Голубей она накормила крошками от пряника, так что они остались не в накладе.

— Когда будешь летать на голубях, главное — не ошибись балконом, — поучительным тоном сказала мне Даша. — А то прилетишь в чужую квартиру, вот будет смехота! Тебе скажут: «Дяденька, ты что, не знаешь, где твой балкон?»

Потом Даша сказала:

— Я про бегемотов тебе выдумала.

Я сказал, что подозревал это с самого начала, тогда Даша добавила:

— Их было не сорок девять, и не сто, а всего-навсего семьдесят. А знаешь, как они приземляются? Бегемот летит-летит, видит — внизу болото. Тогда он прыгает вниз, плюх — и все расплескал по сторонам, стоит довольный, улыбается всей мордой.

Улыбка у бегемота особенная. Все звери улыбаются от уха до уха, а бегемот — от брюха до брюха.

— У него же со всех сторон живот, — сказала Даша. — Он то-о-олстый!

В болоте бегемоты питаются брусникой и клюквой, тут у нас этого добра хватает. Даша показывала мне в лицах, как бегемот собирает пастью клюкву и жует, поверьте, это одно из самых впечатляющих зрелищ в мире. По Би-Би-Си вам такого не покажут.

Мы уже почти добрались до дома, когда сзади к нам подкралась маленькая собачка, я не знаю, как называется эта порода, уверен только, что среди ее предков преобладали мыши. Собачка принялась громко возмущаться фактом нашего существования, уши у нее тряслись от негодования, возможно, мы нарушили какие-то негласные правила, установленные собачкой во дворе. Даша сказала, что все прекрасно понимает, она принялась переводить мне с собачьего. Говорила собачка следующее:

— А почему вы тут ходите по двору без сосисок? Идите скорее в магазин, купите мне сосисок и колбасы, и еще мяса, и конфет. А еще я хочу жвачку «Орбит» со вкусом косточек.

— Дядя Леша, — сказала Даша. — А что, правда бывает «Орбит» со вкусом косточек?

Хозяин собачки сгорал со стыда, он раньше и не догадывался, насколько корыстное и алчное животное пригрел в своем доме. Он уговаривал собачку уйти, стыдил ее, умолял не позорить его на людях. В конце концов он сказал:

— Ну, раз так, я ухожу без тебя.

И действительно отправился домой. Это был грязный шантаж, но он сработал, собачку словно ветром сдуло. Впрочем, возможно так и было — на улице было ветрено.

— Собачка хорошая, — пояснила мне Даша. — Дяденька просто с ней никогда не разговаривает. А ей хочется ведь поговорить с кем-нибудь, вот она и рассказывает про свою жизнь. Пойдем скорее домой, только давай сначала зайдем в магазин, купим «Орбит — сочную косточку». Я потом угощу собачку. И тебя тоже угощу, если хочешь!

Есть такое время в жизни, полное чудес и всяческих невозможностей, когда можно запросто поболтать с собачкой и увидеть стайку перелетных бегемотов. Я давно забыл о том, что собаки тоже разговаривают, а в небе можно увидеть много разного, удивительного, если только почаще поднимать глаза от земли.

Я сегодня шел на работу и на всякий случай посмотрел вверх. Кстати, видел клин бегемотов, они летели, курлыкая, на родные болота. Штук тридцать-тридцать пять.

А может, и двести, я не уверен.

Перегруз

Сразу оговорюсь - может опять из разряда всем известных баек, типа тепловоз-гуамно-лопата, но услышал токма вчера, так шта... даже если баян, то плагиатом не считать))).

Пару дней назад в Домодедово на стоянке делать было нечего, хоть совсем не вечером. Погода-дрянь ( в смысле жарко, в машине не посидишь) - вот все и выползли комаров покормить-покурить, ну а как известно - если два таксиста курят, то оне разговаривают, а если три и больше-то енто уже большой треп, смех, шутки, веселье. И нет большой разницы, кто с какой фирмы, на каком авто - поржать посмеяться любят все. Так вот один и расказал про перегруз.Попробую воспроизвести, аднака...

Чей то смена как то сразу не задалась - вроде и поужинал вечером дома, но еще и полночь не наступила, а желудок уже урчит - хозяин, надо бы червячка заморить! Так то бы я его и слушать не стал - когда есть работа нет времени перекусить - так, сигареткой-двумя подавишься, у червячка от дыма голова закружится, он и молчит до конца смены, а вот когда нет работы... Тут этот червяк превращается в удава Каа, готовый сожрать небольшую стаю бандерлогов. Вот и в эту ночь - давай пожрем, да давай пожрем! Каа был неумолим. Не знаю как, но уломал он меня, более того, развел на шаурму, хотя изначально я согласился только на лаваш с кефиром. Причм кефир в седьмом континете взял, а лаваша не оказалось - пошел в палатку-гриль и...тут червяк и размотал меня на шаурму((( Вопчем, как бы то ни было, ближе к утру стало чегой то в животе у меня происходить-сначала то вроде червяк успокоился, а потом, такое чуство - делиться начал, как это у них, у червЯков, принято. На две половинки, а потом воевать друг с другом начали! Вопчем, ближе к утру хватаю портовый заказ, подаю машину по адресу, а у меня в животе урчит так, что мотора не слышно! Ну что ты будешь делать! Пока клиенты выходили - вышел, погулял вокруг машины, покурил - два удава внутри меня вроде перемирие заключили. Только поехали - опять война миров. Причем не только у них - муж с женой чуть не до ссоры - он ей про перегруз талдычит, а она огрызается-нет все у нас в пределах норм аэрофлота! Вопчем не знаешь чего делать, кого слушать - надо и на дорогу иногда смотреть - сами знаете в пять утра какие гонки тут у нас на домодедовской трассе бывают-очень вниматочно ехать надо, там эти две веревки в животе урчат-тоже держи ухо востро-а то их конфликт может стать достоянием гласности, а тут еще пассажиры давят-каждый тебя в союзники переманить желает.Ужоснах! Ну вот оно и Домодедово! Уф! Открываем багажник, достаем чемодан и.... То ли от напряжения, то ли два удава постарались, но в самый неподходящий момент доставания поклажи раздался интересный звук. В народе его зовут пук. Сам охуопешивший от неожиданости замер с чемоданом в руке, не въехавшая сразу что к чему пассажирка запричитала - Чего это там-не чумадан ли наш порвали? Зато муж еёйный сразу нашелся - Перегруз, пля! Пе-ре-груз! И заржал во весь голос! Отвалил чаевых - За перегруз! - и чуть не рыдая от смеха поволок чемодан и ничего не понявшую супругу в здание аэропорта...

Ужасы нашего городка

Некоторое время назад в интернете проскальзывала забавная ссылка: как игрушки со звуком (вроде чебурашек и прочих крокодилов ген) начинают разговаривать в самый неподходящий момент. Я тогда, помнится, очень смеялась.

Сегодня я наконец-то купила ребенку игрушку, которую он давно выпрашивал: Винни-Пуха говорящего. У него на лапах, на ушах, хвосте, пупке и прочих интимных местах имеются кнопочки: нажимаешь на них – он чего-нибудь поёт или сообщает свои последние хотелки. Например: «а не пора ли нам подкрепиться». Ерунда, конечно, полная.

Купила. Принесла домой, изрядно повеселилась, держа его за ноги башкой вниз и слушая возмущенное «мне так не нравится!» Затем отключила ему звук, поставила медведа на обеденный стол позади себя и села перекусить перед компьютером.

Для перекуса у меня была приготовлена селедка под шубой, тут ещё кот забрался на колени, и мы с ним погрузились в полную нирвану, изучая кулинарные сайты. Сидели мы с котом, лопали селедку (я лопала, кот принюхивался), мурлыкали вполголоса, и по кухне распространялись от нас благодать и спокойствие.

Благодать закончилась неожиданно.

- Что-то я устал сидеть один, - ворчливо сказал за моей спиной покойный Леонов. – Давай поиграем.

Мы с котом синхронно дернулись и заорали. Кот вздыбил шерсть, попятился и брякнулся на пол, расцарапав мне ногу, после чего я заорала вторично, а половина салата съехала из моей тарелки на пол. Самый сочный кусок селедки приземлился в тапочку. Нервно сглатывая и с ужасом косясь на медведя, я присела на корточки и подцепила кусок вилкой.

- А не пора ли нам подкрепиться? – задумчиво добавили сверху, после чего кот торопливо покинул комнату, вздрагивая хвостом.

Теперь-то, тщательно изучив надписи на коробке, я знаю, что нажимать на кнопочку отключения нужно сильно. В противном случае чёртов медведь не отключается, а просто засыпает. И просыпается спустя пять-семь минут, чтобы привлечь к себе внимание.

Но кот явно считает, что все надписи – это отмазки для лохов вроде меня, и к медведю больше не подходит...

Как не надо строить туалет

Живем мы в деревне довольно цивилизованной: с газом, водой, интернетом. Но, тем не менее, на задворках каждого участка стоит деревянная будочка, предназначенная для вполне определённых целей. Ну, дак правильно, лучше, в течение процесса, посмотреть на цветущие вишни, чем потом запшикивать освежителем собственные фимиазмы в комнатном санузле.
И решил мой знакомый построить себе эту незамысловатую будочку, даром более 10 лет гадит в доме с женой и сыном.
Я ему давно говорил:
- Юрик, построй туалет на улице, ну к тебе же гости приходят, да и самому летом-то приятней там справлять свои неотложные нужды.
Прихожу недавно в гости к Юрику, смотрю, он старый колодец разобрал и пытается что-то там городить.
- Туалет буду делать, - заявляет мне Юрик.
Вот здесь позвольте мне небольшое лирическое отступление.
Я в 80 году родился, а отец мой в 50; но даже он не помнит, как эти колодцы строились. Да Вы и сами представьте: цилиндр диаметром 3 метра, именно цилиндр, а не конус, выложенный по кругу камнем на всю глубину без всякого раствора, и глубиной не менее 30 метров и вода оттуда никакими бытовыми насосами не откачивается.
Я Юрику говорю: да у тебя через 10 метров, ниже по склону, скважина, мною, кстати, пробурена, и у тебя всё дерьмо подземная река, по закону сообщающихся сосудов, вынесет в твою бурку, забьёт насос и, даже, возможно, испортит тебе всю поливальную систему.
Херня – говорит Юрик – я же воду оттуда не пью, а растениям оно и полезнее.
Ну, как говорится, Хозяин – Баран, тут не поспоришь.
Немного о Юрике: профессиональный охранник тридцати пяти лет (правильно, нахера работать, если свои небольшие деньги можно заработать, нихера не делая). На вопрос: а кто у нас премьер-министр? отвечает: а оно мне надо, мне он к зарплате денег не добавляет. Недавно делали ставки на Евро-2012, так этот чудик вполне реально хотел поставить на Бразилию и долго возмущался, почему его ставку не принимают, пока мы угорали в сторонке.
Прихожу к нему через несколько дней, смотрю – готово архитектурное сооружение.
Материалом для сооружения объекта послужили поддоны из-под стройматериалов с толщиной доски 2 сантиметра. Всё бы ничего, но наш герой и пол сделал из этих досок… так как поддонов было мало, размером эта будочка получилось побольше собачей конуры, но явно меньше необходимого. Чтобы доски не портились, Юрик покрыл их отработанным машинным маслом (зачем деньги на краску тратить – был его аргумент). Дырку в полу, из-за небольших размеров строения, пришлось пропилить ну очень близко к двери. А саму дверь наш архитектор расположил в направлении своего дома, а не в направлении обычно безлюдного огорода (чтобы пьяным, сразу после исполнения ритуала прямо домой идти). Я уж не говорю о том, что сесть там не на что.

Описание процесса. Пришлось проверить лично.
Пока туда зашёл и развернулся, всю одежду испачкал неотстирывающимся машинным маслом. Потом в позе орла, уперевшись головой в наполовину открытую дверь, (так как из-за маленьких размеров будочки и расположения «очка» закрыть дверь не представлялось возможным) я с ужасом наблюдал через щели в двухсантиметровых досках пола разверзшуюся прямо подо мной тридцатиметровую бездну…
Когда я, наконец, поднял глаза, то обнаружил перед собой окна кухни и сидящих там за столом гостей, которые подчёркнуто старательно не смотрели в сторону бессмертного строения вполне известного архитектора

На УЗИ

Извините, мы сегодня с одним мужчиной копили ему мочу. Для УЗИ надо было. Мне главное не пить, ему главное не писать. Это пикантное обстоятельство в ожидании УЗИ сделало нас практически идеальной парой на это утро. Каждые десять минут из кабинета высовывалась медсестра и участливо (так что бы слышали даже в лифте) спрашивала:
- Ну, мужчина, накопили? Нет? Тогда пропускайте тех, кто после вас.

Обделенный желтой водой мужчина первые пару раз пытался отвечать тихо, мол нет еще, коплю, а потом, поняв, что уже и так весь этаж знает чего он тут торчит второй час, отправил свое стеснение на все четыре стороны:

- Я утром то сначала все туалетные дела сделал, а только потом вспомнил, что надо было на УЗИ со своим добром приходить. Литр воды выпил, на совещание опоздал, тут клоуном бесплатным сижу, - жаловался мужик, сидящей по левую руку мне и стоящему по правую руку здоровенному фикусу, - На квартиру и то легче накопил и подозреваю, что быстрее. Может ну его к черту это УЗИ, может уйти и заняться чем нибудь более общественно полезным? Вы, бы ушли на моем месте?

Мужчина спрашивал, не поворачивая головы, из чего я сделала вывод, что он обращался одновременно к нам с фикусом.
Фикус демонстрировал уверенность граничащую с наглостью, всем своим видом показывая, что опутал своими корнями поликлинику далеко за пределами своего горшка. Такой точно не уйдет.

- Ну у женщин такой проблемы нет. Где в театре самая большая очередь? Не в гардероб и даже не в буфет. Нам можно каждые два часа УЗИ делать, а рожавшим и каждый час. Правда это достаточно сомнительное преимущество, все-таки в пробках мы стоим почаще, чем ходим на УЗИ органов малого таза.

И мужик не ушел. Только после очередного высовывания медсестры, громко оповещающей всему миру ЧТО он копит, совсем сник.

Я даже не знаю кто меня за язык тянул. Скорее всего это было что-то бессознательное (у нас, зассых, это бывает). Я придвинулась поближе с нашему страдальцу и шепнула «пс пс пс».
На мгновение повисшая тишина сменилась мужчиниными раскатами хохота. Со словами «Ой, щас обоссусь», мужчина влетел в кабинет. Надеюсь, тетке, находящейся там на обследовании, обследовали что-то, для чего той не надо было снимать трусы.

Как мы угнали трамвай, :-)

В том самом роковом 2000 году я снимал офис у метро Шоссе Энтузиастов. Пописывал проги на пару с Борисычем. Как-то вошло в привычку, что к концу рабочего дня к нам заваливался Леший, мы брали по паре пива и через Измайловский парк неспешно пилили к одноименной станции метро, откуда и разъезжались по домам. Но в ту пятницу посреди парка случился шашлычник с разливным из бочки вином. Вино на пиво - это диво, ага.

Долго ли, коротко ли, набрели мы на трамвайное кольцо с тупиком, где тогда разворачивался 43й маршрут. В тупике стоял вагон...

Идея угнать его пришла, конечно, Борисычу. Я б не додумался. Прецедент - великая штука.

На наше удивление, задняя дверь вагона открылась с первого пинка. Замок висел только на передней: инерция мышления? Запасливый Леший открыл дверь кабины швейцарским ножиком и расположился в середине салона. Борисыч потихоньку сдулся и кемарил где-то сзади. Я начал изучать намертво закрашенные бежевой маслянкой органы управления транспортным средством. Очень мешало отсутствие руля. Наконец повыше моего затылка обнаружился Главный Рубильник и трамвай загудел ожившим преобразователем. Я нажал на педаль - газа? - и тут же въехал в деревянный брус, которым заканчивался тупик. Оно и понятно. (Спящий Борисыч сперва звучно приложился репой о поручень переднего сиденья, потом, не просыпаясь, сполз обратно на свое. Леший заржал.) Пришлось искать задний ход. Он, оказывается, включается рукояткой реверса слева от кресла. Я начал осторожно сдавать назад и наткнулся на яростный дззззззыннннннь пролетавшего мимо кольца 32-го трамвая. Стук Борисычевой головы дал мне понятие о качестве трамвайных тормозов: вагон, как оказалось, останавливается мгновенно.

Выбрались с кольца, мордой в сторону Семеновской. Ну, туда и поехали. Оглядевшись и не обнаружив помех, я вжал тапку в пол и не без удовольствия убедился, что и трамвай может стартовать с пробуксовкой, только вместо визга и дыма - искры и грохот.

Перед мостом Окружной дороги я исправно остановился на красный, потом тихонько забрался под мост, вытягивая на себя канат, которым опускается пантограф: мост низкий, я раньше видел, как это делают трамвайщики. Но чуть перетянул: "коробка" сложилась и защелкнулась. Вожатый удивился, трамвай остановился. Стоим под мостом, заткнув дорогу. Все орут, бибикают, я в панике. Наконец, нашелся маленький канатик, который освобождает защелку. А нога-то на педали... Как мы рванули... на красный... бедный Борисыч.

До Семеновской добрались почти без приключений, не считая того, что на остановках нам приходилось притормаживать за идущими впереди трамваями, при этом народ пытался штурмовать соблазнительно пустой вагон. Мы упорно не открывали дверей, и это было к лучшему.

У метро до нас дошло, что просто бросить трамвай на путях и скрыться будет как-то неэтично, поскольку способности трамваев к обгону и развороту оставляют желать лучшего, а за нами идет уже несколько вагонов. И мы поехали дальше...

А дальше была стрелка. Налево в Лефортово - или направо к Преображенке. Я начал искать кнопку перевода стрелки, при этом (в лучших традициях Мышей из мультика про авто Кота Леопольда) успел пооткрывать и позакрывать все двери, помигать всеми огнями, включить печку, шугануть звонком гаишника и на прощанье помахать ему дворниками. Но стрелка не переключилась, и мы поехали к Преображенке. К моему удивлению, народ на остановках продолжал попытки к нам зайти, несмотря на то, что 43-й там не ходит, а Леший махал бутылкой и, топорща усы, страшно говорил "Кыш!"

На Преображенке стрелка велела нам идти прямо, так что путь наш лежал в Останкино, за 11-м... К тому времени я изрядно пообвыкся с управлением и, отпустив подальше впереди идущий трамвай, нагонял его потом с шиком, воем и грохотом. Было весело. Правда, у кладбища, на крутом достаточно повороте, Борисыч выпал с сиденья. Я попросил Лешего прикрыть его и сунуть куртку ему под голову.

На Ростокинском я нечаянно подрезал навернутую бээмвуху, которая после этого ехала за нами до Галушкина, матюгаясь клаксоном. Тогда я не знал еще всех выразительных способностей автомобильного сигнала. Многому научился.

Около Аргуновской случился небольшой затор: на светофоре через пр. Мира я упустил своего "лидера" и между нами втерлись несколько битком набитых трамваев из Медведкова, тащившихся как улитки. У самого кольца (свобода!!!) в Останкино, окончательно теряя терпение (долгонько мы однако, катаемся, а туалетов в трамвае не предусмотрено) я решился на необдуманный трюк: тихонечко толканул сцепкой медлительного предшественника. По случайному совпадению, в этот же момент я нажал локтем кнопку перевода стрелки и, растерявшись окончательно, преблагополучно затолкал полный народу трамвай в тупик, такой же как и тот, откуда мы начали вояж. После чего мы с Лешим побудили Борисыча и дали деру...

Я бежал и оглядывался, а водитель запертого мною трамвая всё стоял и стоял у своей кабины с монтировкой в руке, стоял и стоял...

Насколько я помню, сей бессмысленный хулиганский акт не был зафиксирован нигде, кроме коротенькой заметки в "подвале" какой-то вечерки, которую я вырезал и бережно хранил, пока не потерял при очередном переезде.

Юлька

Ещё в школе Юлька стала меркантильной сукой, её абсолютно не интересовали сверстники. Ей, как она говорила, с ними неинтересно, поговорить, мол, не о чем. Хотя самой если палкой по голове стучать, будет оглядываться, и спрашивать, «где это стучат?». Любила, знаете ли, в по клубам пошляться, со ста рублями в кармане, на такси домой. Подружки у нее такие же были, помню пытался к одной подкатить, так она мне заявила, что мужчина без машины не мужчины. Я потом вспомнил про это, когда на встречу выпускников на лексусе приехал, вот это глаза у нее были. Если бы узнала, что лексус не мой, расстроилась бы, наверное.

Рассказ то собственно не про нее, рассказ, про Юльку, после школы, поступила она в медицинскую академию, потом вроде отчислилась, сказала, не хочет шесть лет учиться, чтобы потом пятнадцать тысяч зарабатывать. Ушла в экономическую шарагу какую-то. Я уже и не помню, где я в то время был, по-моему, завербовался после армии в экспедицию, на крайний север кажется, не суть.

Встретил я в аэропорту как-то Димку, одноклассника, он и поведал мне замечательную историю о том, что Юлька осела где-то в Новосибирске, и мечта её частично исполнилась, стала она санитаркой в больнице. Рассказ этот я забыл буквально через пять минут, я о своих буровых установках думал, оборудование нежное, а грузчики пьяные, как бы чего не случилось.

Странно, но Юлька мне приснилась за день до нашей встречи. Никогда раньше не снилась, а тут приснилась. Я как раз летел в Новосибирск, зачем уже точно не помню, но, по-моему, по учебе что-то. Заселили меня в гостиницу, в один номер с таким же, как я студентом заочником. Хорошенько мы в тот вечер набрались водочки, почти земляки оказались, да и отравились с утра печеньем походу. Не свежее было наверное. Попали в больничку, в той больничке как раз Юлька и работала. Разболтались, рассказала, что образование забросила, подругам школьным врет, что работает экономистом в компании, ну посидел с ней, покивал. Про себя ничего толком не рассказал, так в общих чертах, армия, север, заочка, север. Через два дня нас выписали. Неделю мы дела все свои делали, потом решил к Юльке зайти, на последок, зашел, пожалел потом, что зашел. Начала на север со мной проситься, я ещё, дурак, обмолвился, что повара нужны.

Следующим вечером мы уже сидели в самолете на Магадан. Вот я ведь олень, северный, помнил же ещё со школы, что дура она дурой, хоть и одни пятерки в аттестате. Одежды теплой с собой почти не взяла, всю дорогу на вездеходе ныла, готовить оказалось, толком не умеет. Короче мужики на меня обиделись за такого повара, один плюс, хоть баба красивая в лагере есть. Романчик у нее с нашим геологом был, ну как романчик, он её трахал, а у нее с ним роман. Как и ожидалось, не сложилось. Вернулись мы с вахты, деньги получили, она и умотала в свой Новосибирск, скачала, что новую жизнь начинать будет.

Меня уже успели повысить до начальника экспедиции, и тонко намекнули, что это моя последняя поезда на север, потом переведут в центральный офис. В той поездке я и познакомился с Анькой. Анька была наш стажер по геологической части. Университет заканчивала и преддипломную практику проходила. Тоже из Новосибирска оказалась, поэтому на свой заслуженный отдых после экспедиции мы вместе рванули к ней. Юльку я встретил в клубе, шла вся расфуфыренная как шалава на Тортуге, и пьяная как пират оттуда же. На шею кинулась, благодарила сильно за ту поездку, тока я так и не понял, что же я такого для нее сделал. Анька мне потом рассказала, что знает её, Мата Хари новосибирского масштаба. Пришлось уехать оттуда, проходу не давала, с кем-то познакомить пыталась, надоела. С утра смс от нее пришло, извинялась встретиться предлагала, пришлось соврать, что уехал.

Следующая наша встреча состоялась на Курском вокзале в Москве. Вот кто бы мог подумать, что в этом муравейнике вообще можно увидеть знакомое лицо, а нет, можно. Юля как не странно была трезва, прилично одета, ухожена и вызывала расположение. Мы сели в кафе: я, Анька и она. Рассказала она, что произошло с ней за последние три года, что мы не виделись.

Оказывается Мата Хари новосибирского разлива, оказалась падка на военных. Познакомилась где-то с молодым лейтенантом, я его после видел, человек габаритов, два на два, и укатила не раздумывая с ним на границу, мучилась, говорит в военном городке сильно, сходить некуда, поговорить кроме мужа не с кем, пить начала, втихую дома, пока супруг на службе. Потом забеременела, выкидыш случился, плакали с мужем вместе, честно говоря, не представляю, как этот человек мог плакать, но с её слов он просто рыдал. Рыдал и бил Юльку, все говорит знал, и про её развлечения с алкоголем, и про жизнь распутную в Новосибирске, все знал. После той ночи, она проснулась с осознанием того, что пора что-то менять в жизни. Пить бросила, лечиться начала, и через год забеременела снова. Муж, Валерка, кстати, просто летал от счастья, он вдобавок ко всему внеочередное звание получил, старшим лейтенантом стал. Родила она крепкого здорового карапуза, Ромкой назвали. И вот после возвращения из род дома, выяснилось, что Валерка не совсем простой лейтенант. Папа у Валерки оказался каким-то крутым генерал-лейтенантом, в Москве, а сына специально отправил служить в самый дальний гарнизон, чтобы крысой штабной не стал. И условие поставил, заберу обратно, как следующее звание получишь, и внука сделаешь.

Стала Юлька сейчас женой офицера, домохозяйкой, и мамой классного пацана, Ромки. А мне по секрету рассказала, что в ту ночь, когда Валерка плакал, и бил её, поняла она, что жила неправильно. И решила все поменять, и поменяла, как не странно совсем не жалеет.

Прошло уже почти пятнадцать лет с той встречи, Юлька сейчас вдова героически погибшего офицера, мать суворовца и просто сильная женщина. Нашедшая в себе силы и вырваться из всего того дерьма в которое попала ещё в школе и не попасть в такое-же после смерти мужа

Дуров и бандерлоги

Смотрел я на Дурова, кидающего деньги в толпу и вспомнил другой, но очень похожий случай из своего детства. На дворе были 90-е, я учился в обыкновенной районной школе, где, как и в других таких же школах, вместо валюты у школьников были вкладыши от жевачек Turbo (чего, естественно, нынешней школоте не понять). Один мой удачливый товарищ выиграл толстенную пачку этих самых вкладышей, фактически, сорвал джекпот и все смотрели на него с завистью и восхищением, точно как на случайного миллионера в казино. Товарищ тот был широкой души человек, а может, просто любил покуражиться и поглумиться над другими детьми, теперь уж точно не скажешь, однако дальнейшие его действия запомнились мне очень хорошо. Тут надо сказать, что казино, где был сорван джекпот, находилось в рекреации на третьем этаже типичной советской школы, недалеко от лестницы, что, вероятно, сыграло немалую роль в развитии дальнейших событий. Лестница заканчивалась площадкой, отгороженной от пролёта перилами, получался своеобразный балкон, к которому и направился новоявленный миллионер, держа высоко над головой своё состояние и с криком "кидаю на шару". Внизу, на лестнице, моментально собралась толпа — пачка полетела вниз, рассыпаясь в разные стороны, навстречу растопыренным рукам. Школьники немедленно завязали толкотню, едва не доходящую до рукоприкладства, в попытках схватить как можно больше "денег", выглядя натурально как стая бандерлогов. Тогда я не смог объяснить себе отчётливо, почему меня нет среди них, просто что-то внутри меня остановило, я знал, что это унизительно, хотя вкладыши я тоже собирал, тоже играл на них - но такую цену платить не хотел.
Намного позже, уже будучи взрослым человеком, я осознал, чем именно отличается человек от животного — вовсе даже не разумом, как кажется на первый взгляд, это необходимое, но не недостаточное условие. Человека делает человеком наличие идеалов, святых вещей, которыми он никогда не поступится и во имя которых не только умеет подчинять свои животные инстинкты, но и готов умереть за них.
Иллюстрацией, примером справедливости этого утверждения может быть группа советских военнопленных, одна из многих групп, которые наверняка вели себя точно также. Когда для съёмки пропагандистского кино про низшую расу, животных, воспитанных режимом жидов-большевиков фашисты кидали в толпу измученных многодневным голодом людей буханку хлеба, они не дрались за хлеб, они поделили его поровну, чем очень огорчили представителей "высшей расы". Как же, наверное, больно наблюдать им, ещё оставшимся в живых ЛЮДЯМ, во что превратились их потомки — в стаю бандерлогов, сытых и беспринципных, которые в погоне за призрачными псевдоидеалами красивой западной жизни, колбасой, шмотками, квартирами, машинами и прочими благами общества потребления легко заплатили ту страшную, как я теперь понимаю цену за вкладыши Turbo для взрослых — свою человеческую сущность.

Собака-сплошной-натоптыш-мозоляка

В Китае собака пробежала 1800 км вслед за участниками велопробега

Настоящей звездой стала китайская собака, которая вместе с участниками велопробега через всю страну преодолела около 1800 км.

Велопробег организовали студенты из провинции Хубэй, которые решили на велосипедах съездить в Тибет и отпраздновать таким образом окончание института. В один из первых дней трехнедельного путешествия они встретили бездомную собаку, которую решили покормить. Пес настолько проникся добротой незнакомцев, что побежал вслед за ними.

В итоге велосипедисты проехали около 1800 км и покорили 10 гор. И все это время собака бежала рядом с ними. Причем если некоторые участники пробега периодически сдавались и садились на автобус, то собака весь путь преодолела на своих четырех лапах.

Студенты описывали свое путешествие в блоге и постоянно фотографировали собаку, за приключениями которой следили 37 тыс. пользователей Интернета.

Один из участников пробега уже пообещал, что возьмет собаку к себе домой.

ГЕРОЙ НЕДЕЛИ: ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ НА 13-М СЪЕЗДЕ «ЕДИНОЙ РОССИИ»

ЕР, гляжу, готова омертветь,
За все своим поклонникам ответив.
Где был когда-то символом медведь,
Стал нынче председателем…
(бывший президент России).

ЕР сулила людям искони
Врата мечты, к которым мы приедем,
И с правдой соотносятся они,
Как председатель партии ― с…
(легендарным российским хищником).

Что говорить, медведь ужасный зверь,
Но он ― герой легенд, объект охоты.
Герой, ЕР возглавивший теперь,
Вполне ручной и рвется в…
(совершенно другой фольклорный жанр).

Медведь ― красавец, хищник, хулиган ―
Не интриган, не демагог, не трутень.
Его ведет по ярмаркам цыган.
Медведева по жизни водит…
(гораздо менее романтичный персонаж).

Все обещанья превратились в жмых,
Даль горизонта ― в сор у побережья,
И если что роднит с медведем их,
То общая для всех болезнь…
(известного происхождения).

Спасает их единственно ОМОН
В реальности российской карнавальной.
Пора им сделать символом лимон.
Или навал. Чтоб главным стал…
(какой-нибудь несистемный политик).

Юдин и Партнёры

Если Вам нужна квалифицированная юридическая помощь, рекомендую обратится на сайт компании «Юдин и Партнёры». Большой выбор предоставляемых юридических услуг, а так же бесплатная юридическая консультация - это не все преимущества компании. На сайте в специальной форме вы можете задать вопрос адвокату. Ответ не заставит себя долго ждать. Полный перечень услуг Вы сможете найти на сайте. Так же помимо этого там Вы найдете интересные статьи на тему семейного права и юридических консультаций.
Все вопросы можете задать позвонив по телефону:
8 (499) 391-24-60
8 (499) 343-26-29
8 (495) 978-28-50

суббота, 26 мая 2012 г.

Разница между песцами

Я как то даже и верить не хотел, но мой знакомый авиатор за язык пойман не был, да и кой какие слухи про это до меня и раньше доходили. Но я все таки немного сомневаюсь.

- Это был полный писец! – радостно заржал Леха – Даже нет, это было стадо песцов!

Зная Леху я как то сразу поверил ему, потому, у него «писец» означало, что то теперь уже не существенное, типа аварийной посадки, или забывания важного начальника на какой нить далекой, северной точке.

Ах, да, я не представил вам Леху. Алексей – пилот грузового вертолета МИ. И распиzdяй по жизни. А поскольку человек он просто какого то ненормального оптимизма и веры в людей, то пилот и распиzdяй он от Бога.

Так вот, «писец» это то, после чего обычный человек лег бы в психушку и вышел из нее при хорошем раскладе, лет через пять. Но у Лехи этими самыми «песцами» была нашпигована вся его жизнь и поэтому то, что для нормального человека заканчивается стационаром и галопередолом, то для Лехи это – десять минут ржача в курилке.

Но когда он говорит «стадо песцов», можете поверить, это действительно стадо. Даже для него.

…В общем маленький северный аэропорт, работающий в одну смену и на ночь запирающийся на замок.

Это был обычный рейс в таежный поселок, который своим размером был даже меньше самого аэропорта, и поэтому мог принимать только вертолеты и самолеты типа АН-24 да Кукурузника.

Была зима, шел снег и на столе в буфете нашего аэропорта, куда была приписан Лехина вертушка, уже закрытом для обычных посетителей, стояла бутылка водки и не одна, закуси море и прочих маленьких полетных радостей, когда отмечают чью то ли первую тысячу, то ли уже не первую тысячу часов налета.

Два часа назад ушел крайний борт в тот самый маленький поселок и должен был там заночевать, а утром вернуться. Все шло как обычно и уже налили по первой, как зазвонил телефон.

Командир авиаотряда, который по традиции тоже поздравлял юбиляра, вернул рюмку на стол и сделал предостерегающий жест остальным.

Командир был сед, умен и бит, и поэтому просто своей кармой чувствовал грядущие пакости

Повинуясь знакомому жесту командира все аккуратно поставили рюмки на стол и замерли в ожидании, надеясь, что в этот раз командирское чутье дало сбой, первый раз да двадцать лет.

- Да… Где?.. Когда?... Сильно?… Да… Нет, никому не надо… Сами разберемся… Пока.

Договорив, он обвёл стол взглядом по которому было понятно, чуйка у командира по прежнему в прекрасном техническом состоянии и работает как надо.

- В общем так. У нас небольшой писец.

Он, как и Леха был и в том и в другом одаренной личностью, поэтому «писец» был воспринят спокойно. А и правда, что тут, песцов не видели, что ли? Все взрослые, повидавшие, так что давай командир, неси весть в массы.

А весть была такой – крайний борт, ушедший в северную глухомань – долетел. Это хорошая новость. Но при рулежке на заснеженной полосе провалился в какую то яму и подломил стойку шасси. Вроде не сильно, но ремонтировать там нет возможности, да и все подобные случаи должны расследоваться в установленном порядке.

А командир не хотел «установленного порядка». Он был достаточно стар и авторитарен, что бы в своем авиа-огороде разобраться сам.

После небольшого обсуждения, в основном деталей предстоящего, Леха и еще четверо коллег разбежались по домам. Отсыпаться перед предстоящим.

Утром Леха проснулся, радостно покривлялся в постели изображая Каа перед бандерлогами, почесал кота промеж ушей, за что и получил благодарственный «мяв», умылся и поскакал в порт.

Ровно через полтора часа Лехина вертушка взяла курс на поселок, где так неудачно приземлился его коллега.

… Затея по не оглашению события была проста и элегантна. Как говорил мне Леша – Я даже порадовался такой работе. Ну не знаю-не знаю. Вряд ли у меня такая работенка вызвала бы радость, но и я – не Леха. А он порадовался.

Не, а чо? Лучше повода для радости и не придумать, чем зимой тащит под брюхом на тросах сломанный самолет. Именно в этом состояла затея командира. Разумеется никто никого не заставлял вписываться в эту авантюру, ибо все понимали ЧТО будет, если ихние, авиаторские (не знаю как они правильно называются) органы надзора пронюхают про эти тайные делишки.

А делишки были конкретно тайные. Ну, просто все сделали так тихо, что никто и не догадался посмотреть в совершенно чистое небо, где ревел огромный транспортный вертолет и тащил под собой унылую Тушку с подвернутой лапкой. На фоне бескрайнего неба, прямо посередине синевы, на малой высоте, этот тянитолкай не привлек внимание только впавшего два месяца назад в спячку, медведя.

- Ну, в общем летим. Я уже радуюсь, как по прилету командир накроет обещанную поляну, как здорово мы всех лоханули с этой Тушкой. Щас прилетим домой, там ее технари быстренько подправят, вставят новый протез и все. Ничего и не было. А кто говорит, что было?

И вот лечу, мечтаю, аж слюни на приборы капают, смотрю на коллег, те по внешнему виду в унисон со мной мыслят. Переглянулись, улыбнулись понимающе, типа подтвердили что об одном и том же думаем.

И тут ветерок. Ну как ветерок, порыв ветра то в одну, то в другую сторону такой, что нас развернуло чуть ли не раком. Пока выправлялись, пока переглядывались… Только чувствуем что то нехорошее. Причем все четверо чувствуем. Машина стало как то легко идти.

Боясь посмотреть вниз все таки глянули одновременно.

- Ну чо – грустно закончил Леха. Самолета мы там не увидели. Оторвался сердешный. Как было ему на роду написано, так и случилось. Хорошо, что троса когда сыграли, то не захлестнули винты, а то была бы неприятность и казус для авиаотряда.

- Так это, Лех - я как то был недоволен оконцовкой – а стадо песцов то где? Это вот оно?

- Да не! Леха к прошлому был оптимистичен – это был просто писец. А вот стадо песцов было, когда нас Самая Специальная комиссия углубленно, несколько месяцев и со знанием дела спрашивала, как мы умудрились поломать ногу самолету, а потом еще и добить его раненого и беззащитного. И все за одни сутки. И вот ,что непонятно – Леха наивно похлопал глазами – кто же им все рассказал? Мы, вроде, все по тихому сделали…

В общем после этого я понял разницу между «писец» и «стая песцов»

Алеся Петровна's Journal

Я мужу Диме честно сказала: если бы была война, то тебя ни за что бы не отпустила на фронт. Закрыла бы в погребе и скидывала туда еду по трубе. Чтобы сидел живой и мой. И меня не волнуют морали, принципы. А потом, когда закончилась война, я бы вышла замуж за нормального боевого офицера, Победоносца. Дима считает мое чувство юмора чувством полного идиотизма и не обращает на него внимания.

Он, например, может подойти молча, когда я сижу на стуле, измерить рулеткой от затылка до пола, записать данные на листочек и молча уйти. Это значит, что у Димы историческое кино. Каких-то древних людей хоронили сидя, был такой обычай. И ему надо понять, какая должна быть глубина могилы, сколько рыть.

Я ему говорю, что мыть посуду – полезно для здоровья. В моющем средстве много витаминов. А, Д и Е. Витамины впитываются в кожу и расходятся по всему организму, получается спа. Дима терпит меня за что-то. Думаю, потому, что у меня ярко выражены талиозность, бедристость и бюстонарность.

Когда мы с ним раньше общались по скайпу, не жили вместе, то мама пару раз влетала в кадр в ночной рубашке или трусах. Сейчас, когда я говорю с ним даже по телефону, она спрашивает: «Дима меня не видит?»

Дима говорит: «Почему ты про меня не пишешь?» Ну вот, написала теперь.

ГЕРОЙ НЕДЕЛИ: ИГОРЬ ХОЛМАНСКИХ

Он снова преуспел. Кругом победа.
Трон занят. Оппозиция – щенок.
Но лишь увидев этого полпреда,
Мы осознали, как он одинок.

Конечно, власть любую шкуру дубит,
Но всякий лидер втайне мягкотел.
Он может все – его никто не любит.
Точней, не любит так, как он хотел.

Льстецов полно, но сколь же неприятно
Прикосновенье влажных языков!
Никто не любит искренне, бесплатно –
Никто из баб, детей и мужиков.

Развязки не имеет эта драма.
В финале вообще маячит месть.
Не любит Меркель, морщится Обама.
Не любит Дима, да и кто он есть?!

Такая сушь любую душу сгубит,
И он уже отчаялся – но вот
Услышал вдруг того, который любит.
За ним стоял «Уралвагонзавод».

Вот человек из Нижнего Тагила.
Вдобавок не хомяк, не либерал!
У истинной любви такая сила,
Что можно и в полпреды на Урал.

Ликуют все живущие в Тагиле.
Доволен весь поклонный легион.
Но все б его, ей-богу, полюбили,
Когда бы сверху был не только он!

Когда б он сделал полшажка от власти,
Не пёр, как танк, прошедшею зимой…
Но этого ни за какие страсти
Он не отдаст.
Амур, лети домой!

Мазь помогает забыть о боли, всех проблемах в жизни и стране.

У меня заболело запястье. Ну, как заболело. Мелко ныло пару дней. Поскольку у меня вот уже несколько месяцев есть муж, то любая мелкая боль кажется невыносимой. Теперь-то ведь есть кому пожаловаться, можно больше не быть Карабасом Барабасом. Поэтому если выпадает удача почувствовать себя неважно, я отдаюсь этому ощущению с полной силой и бегу сразу показать, где у меня вава и куда надо подуть. Муж посмотрел на руку и сказал, что надо мазать. Он достал мазь и тонким слоем, очень деликатно, чтобы я не погибла от невыносимой боли (ой-ой-ой), нанес средство вокруг запястья. Мы легли спать. У меня оставалось еще примерно пять минут, чтобы побыть беззащитной полевой тропинкой, вересковым медом и тонкой дудочкой. Потому что потом мазь начала действовать. Сначала легко пощипывало. Я поделилась опасением с Димой, он сказал, что так надо и уснул. Потом начало адски жечь. Я резко вышла из образа тропинки и сосредоточилась на ощущениях. Затем место намаза стало драть, рвать и пилить.

Так обычно смотрят на руку в фильмах ужасов, когда герой превращается в чудовище: он поднимает ее со скрюченными палацами к лицу и видит, как вырастают когти, прорывая ногтевые пластины, вся рука покрывается шерстью и слизью. Герой в этот момент рычит: "АААААААААА" и запрокидывает голову на Луну. Когда Дима проснулся, я уже была как до замужества далеко не тонкой дудочкой. Хотелось отгрызть себе руку. Казалось, что если включить свет, то я увижу руку, покрытую пузырящимися сочащимися волдырями.
Муж сел читать инструкцию от мази. Я залезла в интернет и написала в поисковой строке: "*название мази* противоядие". Рукой нельзя было даже пошевелить, ощущение, что ее жгли строительной сваркой. В интернете оказалось много историй про то, как ни в чем не виноватые люди вроде меня приходили домой после, например, фитнеса и мазали коленки. ОБЕ. Кто-то приезжал с дачи, где протянул мышцу, и мазал спину. ВСЮ. Кто-то шею. Можно было собрать клуб пострадавших от этой мази. Каждый описывал свое превращение в оборотная и сидение в ледяной воде со льдом несколько часов. Мазь отличнейшая. Помогает забыть о боли, всех проблемах в жизни и стране.

В четыре ночи началась агония. В интернете было написано: "...попытки смыть эту блядскую мазь сравни тому, как тушить пожар бензином". Я проклинала свое девичье стремление быть этой чертовой полевой тропой, сраным вересковым медом и долбанной тонкой дудкой. Честное слово, болело нестерпимо. Следующее, что я помню - это муж, который стоит рядом с ножом и маслом. Я говорю: "Зачем?" Оказывается, в инструкции мелким шрифтом написано, что если намазанный этой мазью человек пытается выдавить всем глаза или хочет повеситься, то надо намазать его растительным маслом. А муж принес сливочное
Прошло уже много часов с тех пор. Жжет и горит все равно. Правда, запястье больше не болит совсем. И еще вообще не осталось желание быть беззащитной и жаловаться хоть на что, даже ядерную войну. Особенно мужу. У меня вообще все хорошо и ничего не болит.

Мыртышки и любовь

ыла у меня по молодости, я только-только в Москву переехал, одна дама сердца. Любовь у нас была... Невероятная просто! Прям такая любовь, что только смерть могла нас рразлучить.

А дама эта (то есть тогда ещё девченка совсем конечно), надо сказать, работала в московском зоопарке.
Она была биолог по образованию, писала диссертацию, и устроилась в зоопарк, что бы там значит, без отрыва от производства, наблюдать за приматами, получая бесценный научный опыт.

Ну и поскольку большую часть своего времени она проводила с обезьянами, то естественным путем и вполне очевидно, что мы про них чаще всего и говорили. Она делилась со мной всякими своими научными наблюдениями, открытиями, а мне и правда было интересно. Я ведь человек любознательный весьма. Тем более что рассказывала она про них увлеченно и интересно, не как про подопытных обезьян, а как все равно что про подружек своих. Наделяя их всякими человеческими чертами и качествами. Так что со временем и мне эти обезьяны стали как родные. Я знал их по именам, в лицо, и даже почти научился различать по запаху, когда случилось следующее.
Шли мы как-то вечером после работы от Баррикадной к Пресне, болтали как обычно, и она сказала примерно так.

- Люди любят ходить в зоопарк, смотреть на животных. Причем на всех животных они смотрят по разному. На одних со страхом. На других с умилением. На третьих с отвращением... А над обезьянами - смеются! Людям кажется, что обезьяны копируют какие-то человеческие черты. Привычки. Манеры. Не самые лучшие. Есть даже слово такое, обидное - обезьянничать. Обезьянничать - значит чему-то плохо, неудачно, смешно подражать.
Мне же в своей работе приходится много наблюдать и тех и других. И знаешь к какому выводу я пришла? Вот я наблюдаю целый день за своими обезьянками, потом вечером сажусь в метро, и смотрю на людей. И вижу, что это не обезьяны подражают людям. А это у людей остались обезьяньи манеры. Привычки. Не самые лучшие причем. Хвост отвалился, а всё остальное в той или иной мере присутствует. И люди, наблюдая за мартышками в зоопарке, смеются не над обезьянами, а над собой. Как будто себе в зеркале рожи корчат. Только не понимают этого.
Да ты сам возьми в метро, выбери какого нибудь человека, и понаблюдай. Особенно за его непроизвольными жестами, манерами. Мимикой! Как он смотрит вокруг себя, как реагирует на раздражители... И ты поймёшь, что я права.

Вот так она это всё сказала. Не поручусь за точность цитирования, но смысл передан абсолютно, на все сто.
Такой монолог, с очень серьёзным видом, она мне выдала. Видно наболела у неё обида за подопечных.
Она была молоденькая ещё совсем ведь, максималистка, комсомолка, спортсменка... Хоть и большая умница конечно. В своей отрасли...

И вот смотрите дальше.
А дальше, с этого вот момента, для меня началась не жизнь, а чистая мука.
Ну представьте. Я стал за собой замечать, что я стал за собой замечать (это не задвоение, а именно так) всякие обезьяньи повадки. То есть я стал любое своё непроизвольное действие примеривать на их поведение. А не наследие ли это у меня волосатых предков? Особенно конечно в её присутствии. Никому же не хочется, что бы тебя сравнивали с обезьяной. Пусть даже она и любит этих мартышек больше всего на свете. Но она ведь замуж за них не собирается? А за тебя собирается. Так что надо как-то соответствовать всётаки званию венца природы и строителя коммунизма в самом высоком смысле этага слова.

И я стал стараться соответствовать.
Результат получился неутешительный, правда! Теперь в её присутствии я деревенел, окукливался, и становился таким... железным дровосеком короче.
Не, ну сами представьте. Надо всё время за собой следить и быть начеку. Не кашляни, не чихни, не почешись. Не зевни, не пукни в конце концов. За едой не чавкни, за чаем не хлюпни. На ходу не подпрыгни, на девок не зыркни, не хохотни не улюлюкни. Следи за руками, язык не показывай, зенками не вращай. Ну что это за жизнь? Это мука ведь! А мне не сорок ведь было, я пацан совсем был. Адреналин, тестостерон и прочая дурь пёрли ещё не внутрь, а наружу. Со всех сторон буквально.

Она же этого ничего не замечала. Пребывая в счастливом неведении относительно моих невероятных усилий, моей круглосуточной упорной работы над собой в попытках очеловечиться. Нет, ну то есть замечала конечно, что во мне происходят какие-то изменения. Но ей всё это нравилось! Я ведь стал значительно солиднее, сдержаннее... Идёт рядом такой пенёк, руки за спину что б случайно пальцем в нос не попасть, слушает и кивает болванчиком. Кому не понравится?

Но я этого долго вынести конечно не мог. Это как спать в чемодане, правда. И я с ужасом всё время думал, что если наши отношения перейдут на какой-то качественно новый уровень, я ведь вынужден буду просто навсегда, на всю жизнь превратиться вот в такога пластмассовога болванчика. И никогда-никогда в жизни уже не смогу вдоволь поковырять в носу на закате. Даже наедине с собой не смогу.

Такие дела.
И с этим надо было что-то делать. Не затягивая в долгий ящик.
А вы помните, я в самом начале сказал, что у нас была безумная любовь, и разлучить нас могла только смерть? Я не зря это сказал, это было действительно так.
И вот прикинув туда-сюда, я понял, что выхода у меня нет.
И умер.
А вы как думали?

Впрочем, это уже опять другая история.

Кто в детстве не ел гудрон, тот анчоус

В детстве мы играли в казаки-разбойники. По вашему, дети, по-хипстерски это «квест» называется. Игра хорошая, главное вовремя соскочить вспомнить чему тебя учил старик-отец. Папа меня учил как быть двойным агентом, сморкаться на бегу и клинописи. Всё полезное, вы видите. Поэтому мы всегда побеждали команду Паштета из первого подъезда. Чей папа учил его делать из технического спирта и кедровых шишек элитный коньяк «Коньяк» и выжигать паяльником русалок по дереву. Но я, собственно, не об этом. Я про меню. В смысле про еду.

Настоящий казакразбойник никогда не приходит домой есть. Нет, он конечно приходит домой спать, но под давлением обстоятельств в виде папы. Папы не понимают, что детям нужен свежий воздух и общение со сверстниками. И пусть на районной помойке не так уж и много свежего воздуха. Зато там много сверстников удачных норок, коробок и металлической стружки. Папы совсем ничего не понимают в искусстве маскировки разведчика. Например, сколько детей может поместится в поломанный холодильник Донбасс. Или, что штаб лучше всего делать в мусорной куче на которую предварительно нужно насыпать хлебного мякиша. Тогда штаб сверху будет надежно укрыт в три ряда голубями и воронами. А птичье гуано почти не пахнет, правда пап?

От такого паркура дети пачкались так густо, что идентифицировать их с первого раза было невозможно. Поэтому мамаши разбирали тех детей которые ближе. Некоторые брали по два, чтоб наверняка. Самые хитрые дети жили на две семьи и дважды ужинали. Потому что днем нам питаться приходилось чем попало.

Давайте же рассмотрим список блюд. Собственно обед:
Салат: Щавель дикорастущий. Прекрасно заменятся листьями молодого одуванчика. Не вкусно, но пацаны засмеют, есть надо.

Первое блюдо: Морковка партизанская. Как? Вы не знаете? Это, дети, верблюжья колючка: вырываешь куст, пожуешь корень, а он по вкусу морковный. Кто-то из детей сказал, что эту колючку партизаны ели, когда сидели в засаде.

Второе: Самые смелые дети ели муравьиные жопки. Они были кисленькие и приятно освежали рот после партизанской морковки.

Десерт: На десерт мы ели цветы-кашки. В них жили обычно толстые шмели с мохеровыми ногами, поэтому детям приходилось бороться за еду. Иногда шмели побеждали, тогда дети долго еще не могли втянуть обратно в рот покусанные толстые языки. Некоторые суеверные дети ели на десерт сирень и клевер. Когда у них по пять цветков в соцветии попадалось. Суеверные дети боялись пропустить волшебный цветок, поэтому на всякий случай ели траву горстями. Гуано у детей тогда выходило разноцветным на радость испуганной маме и, напротив, чрезвычайно веселой эпидемиологической службе.

Закуска: А еще мы ели гудрон. Он прекрасно заменял жевательную резинку. Современникам сложно объяснить почему древние дети так любили бублегум. Бублегумов тогда на всех не хватало, потому мы жевали гудрон. Он сначала твердый, а разжуешь – нормальная черная жевачка. У нас в доме строители крышу перестилали. Так мы к осени двором весь гудрон и поели. Те, кто выжил.



Бывали, конечно, и зловещие исключения. Одна знакомая девочка ела жуков-солдатиков. А другая собирала белые собачьи какашки и думала, что это грибы. Или, например, предводитель команчей Паштет решил съесть тухлого кальмара и случайно в него наблевал. А опасная Петрова везде ходила с осколками от бутылок. «Янтарь» с деревьев срезать. Папа Петровой постоянно в эту смолу то кормой, то килем вляпывался, в зависимости от градуса дифферента, конечно.

На самом деле весь обед заменялся пятиминутным стоянием возле булочной «теётенькамаманаработеяключпотерялаоченьхочетсякушать». Хорошо еще было с полным ртом пустить слезу и попросить адрес «я вам тётя деньги за булочку вышлю, я же пионер». После чего тетя расклеивалась, как институтка, и дело заканчивалось второй, а то и третьей булочкой.

Сыночек вчера играл в звездные войны. Достать сапоги с антресолей ему мамина парадигма порядка не позволила. Ну или мамина лень, не важно. Поэтому сынок надел Карпатские онучи, привезенные бабушке из последней поездки, взял светящийся меч и приступил.

С точки зрения кота, события развивались следующим образом: в комнату вошли два огромных волосатых верблюда. Воняли незнакомыми овцами, зычно кричали. Кот, как нормальное животное, сделал три скачка назад, уперся в стену и упал в обморок. Шучу, как настоящий бойцовый сайгак, он сделал зверское лицо, распусти уши, сморщил нос и как закричит. Ну то есть, как зашипит. А сынок как заорет. И вовсе не потому что испугался, а просто от непривычки. На него еще никто так зловеще не шипел. Онучи спрятали, а бабушка нам сказала: «Не семья, а Лев Кассиль какой-то». Так как ход мысли нашей бабушки порою проследить бывает несколько затруднительно, я вздохнула и просто спросила: «А Лев Кассиль-то тут причем?» Маман высокомерно ответила герцогиней-на-отдыхе: «Разве он не писал про борьбу добра со злом?»
Хотела я ответить строгим голосом всей семье сразу, но тут перед глазами встала папина ментальная модель как живая. Модель топорщила усы и медленно вынимала из штанов ремень со звездой. Я вздрогнула и ушла записывать эту правдивую историю прямо в интернет. Добрый вечер.



Теперь у меня к вам самый важный вопрос: ели ли вы в детстве гудрон?


UPD Товарищи, люди, человеки! Прочитав на работе с утра комментарии я растроганно рыдала. Вы пили керосин, клали монетки под поезд и как вы там еще живые ума не приложу. Я со своими муравьиными жопками отдыхаю в стороне от этого праздника жизни.
И вот что я вам на это скажу: вы у меня самые лучшие)

Свечи для романтики!

Решили с мужем устроить романтик! Заехали в магазин, купили вино фрукты и красивые свечи в стаканчиках! Приехали на место. Пока муж ковырялся в другой комнате, я занималась приготовлениями! Накрыла стол и зажгла свечи (это получилось с трудом, так как фитильтр был весь в воске) Вдруг от свечей повалил черный вонючий дым и они начали сильно коптить. Я в ярости. Отправляю мужа обратно в магазин вернуть эти свечи! Он закатывает там скандал, куча продавцов толпяться около него и не поймут в чем дело?! Потом один из них вытаскивает полусгоревшую свечу из стакана и находит там кнопку. Оказывается свеча была электронная, а фитиль пластмассовый! Представляю, что думал обо мне муж в тот момент!

О рыбаке и рыбке

"Бросая в воду камешки, смотри на круги, ими образуемые: иначе такое бросание будет пустою забавой"
(Козьма Прутков)


Хоть за столом почти никто никого и не знал, но все быстро перезнакомились и незаметно перешли на «ты»
Многие гости приехали издалека, один даже с Сахалина.
Повод был самый благородный – восьмидесятипятилетие бабушки, а заодно и дачное новоселье.
Среди других выделялась пара: он – здоровый и смешливый капитан-артиллерист, она миловидная худышка с непомерно огромным животом. Таким огромным, как будто ей уже полгода назад пора было родить, но она не посещала курсы и не знает как это делается, а живот-собака, все растет…
Именинница спела «Темную ночь», поплакали и бабуля стала просить внучика:
- Валерчик, расскажи, тут не все слышали, как ты познакомился с Иришкой. Я очень люблю эту историю.
- Ирина заулыбалась, погладила живот, прислушалась к нему, как прислушиваются на шиномонтаже к сомнительному колесу и заговорила:
- Давайте я расскажу - короче, Валера уже получил предписание и поэтому ему срочно нужна была я, так он набрал полные карманы денег и ходил по городу, приманивал, меня искал. Вы представляете каков жук?
Капитан:
- Подожди, ты не так все рассказываешь, а то люди подумают… Давай лучше я. Я как попрыгунья стрекоза четыре курса пропел на славу - облазил все мужские общежития города, а тут распределение катит в глаза…
Ира искренно удивившись:
- Почему мужские?
- А тебе приятнее услышать, что это были женские общежития?
- Ну, так-то, вообще-то да…
- На чем это я? Так вот, все мои однокурсники давно переженились и спокойно ждали отправки в войска. А как мне ехать в часть без жены? Вообще труба.
Холостяки там очень быстро получают по морде либо от лейтенантов за жен, либо от полковников за дочерей. Третьего не дано. На местное население надежда слабая – далеко не во всех местах бывает население.
Капитан покосился на мрачнеющую жену и продолжил:
- Но главное – я должен был найти себе любовь до гроба, чтобы было с кем умереть в один день.
(Ирина расцвела и поцеловала мужа) Что делать? Лезть в Интернет? Поздно, да и смысла нет. Мне была нужна не просто жена, а хорошая и порядочная. А как это узнаешь за два дня?
Думал, думал и придумал. Оделся по гражданке и стал слоняться по городу в поисках для начала красивой. Смотрю - ничего такая.

Ира:
- Это была я?
- Да ты что? Нет, какая-то жаба. Иду сзади, резко обгоняю, отрываюсь на три шага вперед и незаметно включаю музычку на мобильном, как будто мне звонят.
Небрежно выхватываю телефон из заднего кармана джинсов и ору в него, типа - опаздываю, но скоро буду и прибавляю шаг, но главный финт происходит в момент вытаскивания телефона. У меня как бы случайно заодно с мобильником выгребается из кармана и выпадает пятитысячная бумажка. А это, согласитесь - большой соблазн.
И я спиной услышал, как эта жаба замедлила шаг и молча всосала мои денежки, я даже голову не повернул, пошел дальше. Ну на хрена мне такая жена?
Второй и третий раз невод тоже пришел с тиной морскою, я уж было отчаялся, да и деньги заканчивались, вдруг вижу – девушка красоты неимоверной. Ну думаю – даже если поднимет и заберет мою купюрку, пусть. Все равно не отпущу и женюсь…
Ира улыбаясь инспектировала живот:
- Ты правда так подумал?
- Слово офицера. Ну так вот. Хватаю пиликающий телефон, сбрасываю очередные пять тысяч и моментально слышу ангельский голосок - Эй, Але! Мужчина, деньги теряете!
Ну тут уж я спикировал, поблагодарил и пригласил в кафе.

Ира:
- А это оказался пивбар. Так мы и познакомились, через два дня он уехал, а потом я прилетела к нему.
Ну, каков затейник, не пожалел 20 000 рублей, чтобы найти меня, настоящий гусар и Ира подкрутила мужу несуществующие усы.
Гости улыбались и переваривали эту романтическую историю большой любви.
Ирина решительно подхватила в руки живот и понесла его из беседки в дом.
Капитан не сводил ласкового взгляда с жены и когда она уже довольно далеко отошла, вдруг резко вскочил, наклонился над столом и не теряя из виду дверь в дом, заговорщицки зашептал обращаясь ко всем:
- Вообще, то это были деньги только на вид, на самом деле – это скидочные купоны из магазина электроники. Только я не хотел ей говорить - обидится. И кстати - Ира была наверное тридцатая, кого я проверил на вшивость и единственная, кто прошел испытание…

Пишет Алеся Петровна's Journal

У меня новый сосед. Сегодня вышла утром на балкон потянуться, а он сидит и смотрит офигевшими глазами. Я думаю, что сосед въехал зимой и его не выпускали, потому что холодно и он мог обморозить нежные лапы. Сосед ввиду прежнего заточения видит сегодня этот мир, по всей видимости, впервые. Он совершенно потрясен наличием в нем других людей. Например, меня. Наверное, его хозяева не курят, потому что дым от сигареты произвел на него невероятное впечатление. Я сделала бантик и начала шуршать по карнизу. Сосед посмотрел на меня скептически. Бантик ему уже показывали и он не велся. Тогда я начала резко садиться и вставать, то появляясь, то исчезая, растопырив руки в стороны. Кот просто офигел, потому что хозяева так явно никогда не делали. А когда я резко подскочила в очередной раз с выражением лица, то на балкон вышла его хозяйка. Она меня увидела, метнулась в угол балкона и что-то пролила из кастрюли.

Когда ж я на работу-то уже выйду, а.

Женские купальники


Уже практически началось лето. И естественно все буквально толпами ринутся на пляжи. Ну а какой основной "дресскод" любого пляжа? Конечно же это купальник. И естественно хочется что б Ваш купальник был модным, стильным. Так Ват хочу вам порекомендовать магазин один. Если Вы еще не нашли и если  ищете где бы купить женские купальники, рекомендую посетить интернет магазин garments.wikimart.ru. Большой выбор купальников любой модели. Можно сортировать по цене, названию и по популярности. Огромнейший выбор цветов. На сайте постоянно проходят акции и скидки. Не упустите свой шанс! Пляжный сезон уже начался! Заходите, Вы не пожалеете. Приобрести понравившуюся вещь Вы можете прямо на сайте или позвонить по телефону
8 495 641-58-85
принимаем заказы с 9:00 до 21:00


Установка сигнализации

Если Вам нужна беспроводная охранная сигнализация, рекомендую обратится в компанию Kontakt-SB . Она специализируется по установке и наладке систем охранной и пожарной сигнализации, а так же монтаж охранного оборудования.Компания предоставляет свои услуги почти 10 лет и имеет большое количество клиентов. На сайте сможете прочитать отзывы клиентов, а так же посмотреть прайс-лист на услуги. Оформить заявку Вы можете прямо на сайте в специальной форме. Если же хотите лично сделать заказ или задать вопросы обращаетесь по контактам
Наши телефоны:Консультации и заказ: (495) 227-88-06
Отдел монтажа (495) 227-88-06

четверг, 24 мая 2012 г.

ППЦ... РОИССЯ В ПЕРДЕ!

Фракция «Единая Россия» в Государственной Думе, сформированная с помощью массовых фальсификаций, принимает запретительные поправки в закон о митингах в связи с митингами против массовых фальсификаций, благодаря которым была сформирована фракция «Единой России» в Государственной Думе.

В жопу пьяный караван

Работал я давно в…Хмм…Ладно, что бы не палить мужиков, скажу – в бригаде.
Я типа мастера там, мужикам, типа похуй. Но отношения были хорошие. Я не злобствовал, иногда допускал небольшие послабления, но и требовал периодически.
Традиционно, тридцатого декабря, моя бригада, с разрешения главного шефа клала на работу свои пролетарские хуи и вооружившись топорами, пилами, теплой одеждой и водкой, в полном составе выезжала за елками.
Поскольку дело происходило на Крайнем Севере, помимо вышеупомянутого снаряжения бралась еще вахтовка и К700 с отвалом. Дорогу, там, почистить, деревцо завалить, съезд куда нить сделать. В общем, как не крути, штука нужная в хозяйстве.

***
Утром, тридцатого числа, декабря месяца, когда все нормальные люди еще только просыпались на работу, наш, уже в жопу пьяный караван рассекал чахлый северный лес. Впереди, гордым ледоколом пер К700 с ужратым, по случаю внепланового выходного, Витьком. Залихватская песня про «атамана с которым заебися жить» перекрывала рычание обоих дизелей, а видневшаяся сквозь покрытые инеем окошки трактора, жестикуляция, не оставляли каравану шансов на прямолинейное движение.
А хули, чай не по Рублевки едем! А в лесу, куда не поверни, везде дорога. Для трактора.
Возле поселка деревья рубить нельзя, поэтому после двухчасового кросса по заснеженному лесу я закатив пятую пустую бутылку под сиденье, протер окошко и обнаружив деревья, скомандовал остановиться.
Дверь будки открылась и на пороге возник бригадир Коля. Эх, мужики, красотища то какая! – он зажмурил глаза и вдохнут полной грудью свежий морозный воздух.
Наверное все таки воздух был отравлен, потому, что Коля не разжмуривая глаза и на словах «красотища какая, бля!» распахнул руки и мертвым альбатросом выпал на нетронутую снежную целину. А хулей, после водки, мороз бьет по башке как Папа Карла киянкой по жопе Буратины!
Коля, лось упитанный. А если учесть, что этот лось еще был и в костюме нефтяника, то потраченные пол часа на его загрузку в вахтовку можно считать рекордом.
Но ниче, загрузили и расположили в проходе между рядами сидений. Спи спокойно, товарищ. Мы за тебя допьем…
Пока мы кантовали неподъемное тело бригадира, стремительный трактор с пьяным машинистом упылил куда то в направлении обитания белых медведей. Ровный и прямой след за К700 показал, что Витек закончил песнопения и задремал на рычагах, в результате чего трактор обретя прямолинейное движение ломанулся сквозь тернии к хуй знает чему.
Ладно, трактор трактором, но елочки надобно порубать. Иначе народ не поймет.
На удивление необходимое количество елок мы набрали быстренько. Отряхнув их от снега, мы по одной принялись загружать в вахтовку. Операция длительная и сильно настопиздивающая. Потому, как елки замороженные и трэба дождаться когда в салоне она оттает, и тогда только грузить следующую.
Операция по загрузке елок продлилась около часа. Штук двадцать лесных красавиц, плотно утрамбованные лежали в будке и занимали место почти до крыши.
О раноушедшем бригадире, ясен хуй, никто в суматохе не вспомнил. И только сонное бормотание и тихий пердеж из под невъебенной кучи символов Нового Года подсказывал, что там есть что то живое.
Ну чо, господа. Надо трактор искать. Господа активно согласились, тем более, что водки было еще столько, что хватило бы на поиски и пяти тракторов.
И снова морозный воздух разорвала тема про уже порядком мне надоевшего атамана. Вахта затряслась и мы неуверенно поползли по уходящим вдаль следам.
Еще через некоторое время потеряшка обнаружился. Как и ожидалось Витек слегонца дреманул и уехал километра за три от нас. Но парень он неунывающий. Оптимизм в него вселял пузырь водяры и искреннее желание помочь нам в нашем нелегком деле. Поэтому, когда мы его обнаружили, Витек с радостной песней (заебал этот Атаман уже, в натуре) обвел рукой полянку. – Это вам, елочки вот тут подготовил.
Наведя резкость мы немного удивились. Полянка размером с футбольное поле оказалась весьма техногенной.
Обнаружив, что он оторвался от коллектива Витек решил помочь чем может. А поскольку из инструментов у него был тока отвал на тракторе, то он не особо заморачиваясь накосил хуеву тучу кубов елок. В штуках их было не измерить, только в кубах, потому, что поваленные деревья под колесами тяжелой машины приобрели вид гандонов постиранных в стиралке на режиме «интенсивная стирка»
… Помянув гектар умерщвленной флоры мы загрузились по машинам.
Часа через полтора, на пол пути к поселку, что то закричало. Оно кричало так громко и страшно, что просто пиздец! Оно выло, что то не по человечески причитало и издавало еще какие то неописуемые звуки.
Коля! Бля, а мы про тебя забыли!
Коля услыхав человеческую речь, громко и некрасиво спросил из под елок, дескать какого лосинного йенга он тут делает? И где мы вообще? И почему то крайне нелитературно отозвался об деревьях вообще и о елках в частности.
Дык этта… Ситуация Коля тогось…Ты конечно извиняй… - Мы старались подобрать наименее резкие слова для, в данный момент ранимой Колиной души - Ты тока эта… Не суетись под елочками… Мы тогось…Щас до дому доедем, и вытащим тебя…
Колин мат раздвинул елкины ветки и заметался по будке. Но будучи человеком трезвомыслящим и не лишенным корпоративной солидарности, он согласился полежать под деревьями до станции назначения.
Мужики - раздалось через минуту совершенно трезвый голос из пол еловых лап – а выпить мне? Мы смущенно замолчали не успев проглотит налитое. В натуре, кореш можно сказать в деревянном саркофаге замурован, как, бля, Индиана Джонс какой, а мы тут водочку пьем.
Давай мужики, нальем ему как нить. «Как нить» заключалось в просовывании на ощупь бутылки в еловые недра. Довольное бульканье из лапника показало, что водка достигла своей цели.
А когда из под зеленых веток грянул «Атаман» мы расслабились душою, понимая, что там, на полу, под невъебенным количеством елок, человек чувствует себя отлично.
Караван в составе К700 и вахтовки, въехал в пределы поселка уже хрен знает во сколько времени. Я уже сам пел «Атамана» и поливал сквозь ветки водкой, пытаясь попасть в Колин зев, причем сам Коля был не против и только постоянно ржал когда водка проливалась мимо. Кто то спал, подложив себе под голову еловый лапник, кто то подпевал мне и пытался просунуть кусок колбасы оптимистично настроенному Николаю.

***

…Как потом оказалось, хитрый бригадир с состоянии лежа приговорил пару бутылок водки, причем без закуски. Хотя… Как он потом признался, водку он закусывал хвоей, которая в изобилии и так лезла к нему в рот.
И вот ведь сволач такая! Обглодал самое красиво деревце, которое я срубил специально для себя.

***
… Теперь я занимаю большую должность в одной монопольной компании, есть служебный джип, положение и все, что к этому прилагается. Но, блять! Каждое тридцатое декабря я хочу бросить все нахуй, сесть в вахтовку со своей бригадой, и упиздовать за новогодними елками… Иэх…

У каждой женщины должен быть мужчина

Жизненная философия моей приятельницы Оксаны строится на том, что все женщины возраста 18+ должны быть замужем. Ну ладно, может, не с восемнадцати, а чуть старше. Но если женщина старше 25 и живет одна — значит, с ней явно что-то не так.

Сама Оксана замужем с девятнадцати лет. Замужество было скоропостижным, вызванным вроде бы «внеплановой» беременностью, которую Оксана разыграла как по нотам. Молодой организм не подвел хозяйку, «схватилось» с первого раза. Бывший одноклассник, зеленый юнец, студент второго курса, как порядочный человек, был вынужден жениться.

В то, что семьи могут создаваться по-другому, Оксана искренне не верит до сих пор. Она убеждена, что потенциальных женихов необходимо отлавливать, загонять, подсекать, заарканивать и с помощью разных обманных маневров тащить в загс, ибо ни один нормальный мужчина, по ее убеждению, добровольно туда не пойдет. Только в цепях и с кандалами.. В качестве таких цепей прекрасно подходят беременность либо деньги, и, поскольку денег у Оксаны нет, путь к замужеству в ее случае остается один. Хорошо, хоть тут без сбоев, надо, значит, надо…

- А что делать, неземной любви, что ли, ждать до старости? — смеется Оксана. — Ладно тебе! так только в кино так бывает!.. Действительно, чего только не покажут в кино. И маленьких зеленых человечков, и инопланетян, и монстров, и вот еще любовь — из той же оперы…

…Как и следовало ожидать, с мужем жили как кошка с собакой. Особенно в первые годы. Тем не менее не разбежались — очень помогли родители. А потом стало легче. Родившийся ребенок подрос, пошел в сад, родители помогли купить квартиру, молодые закончили вуз, стали работать. Жизнь вошла в колею. Молодой муж попивал и погуливал, заливая какую-то странную внутреннюю тоску, жена дежурно устраивала привычные скандалы, по выходным ездили на дачу, раз в год на пару недель выезжали на ЮБК — в общем, как была уверена Оксана, жили не хуже людей. Если не придираться. Ну а у кого все гладко и совершенно нет проблем? — так не бывает…

- Как ты можешь так жить! — недоумевали подруги. — Он гуляет почти открыто. Выпивает. Тебя не любит и этого не скрывает. Зачем он тебе нужен? Гони ты его.
- Да сейчас, ага, гони! — отвечала Оксана. — Сама-то ты замужем, а мне, значит, советуешь гнать мужика? Умная какая! Выгнать-то не проблема, а потом что? Где я потом другого себе возьму? Кому я нужна с ребенком-то? Вон, девушки без детей, с деньгами — не могут похвастаться большим выбором, а тут… Какой ни есть, а муж. Лучше такой, чем вообще никакого… Любовь… Не смеши меня…

Гром грянул в год, когда сыну исполнилось девять лет. Оксанин муж встретил Любовь всей жизни и собрался уходить. Спас опять же проверенный способ — Оксана почувствовала заранее, что на этот раз у мужа все серьезно, и прекратила принимать противозачаточные. Организм опять сработал на отлично. Через неделю после того, как муж все-таки собрал чемоданы и уехал к своей любви, Оксана в слезах позвонила свекру и сообщила, что у него будет еще один внук.

Опуская все последующие драмы и разборки, скажу, что блудного мужа совместными усилиями родственников, не без труда, но вернули Оксане. Как он вел себя, вернувшись — отдельная, уму непостижимая история. Но Оксана словно бы не замечала неладного. — У детей должен быть отец! — твердила она.

Родился второй ребенок. Муж пил теперь уже по-черному, по-деревенски, не просыхая. Любовь всей его жизни вышла замуж за другого. В один прекрасный день муж протрезвел, собрал в пластиковый пакет из супермаркета пару трусов, зубную щетку и паспорт и уехал на север, куда-то на прииски, где, видимо, и устроился на работу. О том, что он жив-здоров, узнавали только по денежным переводам с пометкой «для детей» — ни с родителями, ни с Оксаной муж не общался.

- Сволочь! — злилась Оксана. — Чего ему не хватало? Куда его несло всю жизнь? Подонок!.. Дом как картинка, дети прибраны-ухожены, я и работаю сама, на шее никогда не сидела, я и по дому все делаю… Кормила его, поила, обстирывала — и вот благодарность… Правильно мне говорили — бросай ты эту мразь! Я, дура, не слушала. Лучшие годы отдала, двоих детей родила! Теперь кому я нужна — тридцать два года, двое детей?.. Надо было сразу уходить… Дура я, дура!..

Впрочем, опасения Оксаны не оправдались. Уже через полгода после ухода мужа у нее появился мужчина. Правда, отношение его к Оксане еще хуже, чем у мужа, а выкрутасы хлеще. Чем он привлекателен, не ясно. Лысый, страшный, разведенный, двух слов связать не может, к тому же гол как сокол. Но Оксана держится за него обеими руками. — Где я сейчас другого найду? С чужими детьми-то да в тридцать три года?

Изо всех сил Оксана пытается затащить мужика в ЗАГС. Естественно, старым проверенным способом — денег-то у нее не густо, а с «этим» раньше осечки не было. Но и на старуху бывает проруха — на этот раз никак не получается. То ли мужик неглуп, то ли Оксана уже и правда в свои тридцать три не та, что в молодости — но тест каждый месяц уверенно кажет одну полосу.

- Совсем с ума сошла! — ругают Оксану подруги. — Зачем тебе это надо? Дети, работа, квартира — все есть, живи да радуйся! Куда ты лезешь в это замужество? Зачем тебе нужен чужой мужик, которого надо кормить и обстирывать? Живи одна, радуйся жизни, занимайся детьми, собой, работой, хобби… Что еще надо для счастья? — Тебе не понять! — отвечает Оксана. — Я еще молодая женщина. Мне мужчина нужен. Одной жить немыслимо, ты никогда не жила, и не представляешь, что это такое…

Выпускной «Сабантуй» Санёк все 4 месяца учёбы...

Выпускной «Сабантуй»

Санёк все 4 месяца учёбы на курсе «Квалиф. пользователь» 'сох' по Леночке. Причём чем ближе выпуск, тем безнадёжнее становилось его положение: ещё чуть-чуть и его Жар-птица упорхнёт от него.

И тут ему повезло, он подслушал, как Леночка сказала своей подруге, что в ближайшую пятницу родители уезжают на дачу. Оставалась мелочь — под любым предлогом попасть к Жар-птице домой.

В то время ни о каком хакерстве ещё особо и не слышали. Современных, примитивных клиентов электронной почты прямо из браузера (когда ты вошёл, имя пользователя и пароль набрал и ВСЁ, можно ничего и не знать про всяческие настройки) тогда тоже не было. Соответственно моя лекция была посвящена настройке весьма сложных почтовых клиентов (кажется, MS Outlook или TheBat). Причём в контексте лекции я пояснил, что сервер исходящей почты, который они использовали, не затребует пароля пользователя, от имени которого почту отправляют, а значит возможны поддельные сообщения. Все «прохлопали ушами», а в голове у Санька созрел план (коварство и Любовь — они всегда рядом).

Он настроил свой почтовый клиент с указанием имени пользователя «Леночка», адрес электронной почты указал её, а параметры серверов — свои. И разослал письмо от её имени, пригласив всех (в сумме 18 душ) на «Сабантуй», написал, что приходить к ней домой в ближайшую пятницу со своими закусками и напитками (1998-й год, нищета). Все тут же начали эту идею обсуждать (она и без Санькова приглашения витала в воздухе) и друг с другом и с Леночкой. Сначала она не поняла, почему все так дружно решили идти именно к ней домой, да к тому-же на какой-то «Сабантуй». Потом решила, что проболталась подруга... но отказываться было не удобно: все уже настроились и предвкушали мероприятие. Санёк признался только когда все уже расходились, так что отменять празднование было поздно.

Восемнадцать весёлых пьяных гавриков отпраздновали и отплясали Сабантуй так, что даже советский ремонт (про евроремонты тогда ещё и не помышляли) не выдержал и посыпался. А соседи начали искать всяческих связей с дачей родителей Леночки (мобил тогда ещё не было). И, судя по её отцу, появившемуся на утро, нашли.

Для начала отец Леночку на кухне натурально выпорол: «Восемнадцать лет, а мозгов нет!» и при экзекуции выявил имя зачинщика мероприятия. Для продолжения он обнаружил в соседней комнате Санька, которому и сказал стандартную фразу: «После того, что ты натворил — ты просто обязан на Елене жениться». Санёк взялся за чугунную голову, что натворил не вспомнил, но, с трудом поверив своему счастью, жениться пообещал сразу и слово своё сдержал.

Сегодня ездил в Маскву. Утром проспал, поэтому не...

Сегодня ездил в Маскву.
Утром проспал, поэтому не позавтракал, поругался дома и побежал бегом на электричку. Потому что если бы опоздал на неё, то следующая через три часа (так работает наша ебаная октябрьская железная дорога).
Ну, электричка, это и без того стресс, а тут ещё в во рту не было и маковой соломки, да и сигарет нет. Поэтому, как прибыл в столицу, купил шаурму.

Я так завтракаю иногда – люблю, знаете ли, иной раз, когда чучмек грязными руками в говне и инфекцыях мне тухлятинки в лаваш завёрнёт с майонезиком.
Стою, значит, жру шаурму, недобро смотрю на окружающий мир. А у меня с собой картины – я поехал в московскую службу охраны культурных ценностей, чтоб получить справку, что мои картинки к ихней культуре не относятся (как будто это сам не знаю).
И тут подходит ко мне какой-то престарелый хмырь. Увидел картины, торчащие из пакета.
- это что у тебя? Картины?
- нет, бля, не картины - говорю я, с набитой котятами ртом.

Не люблю я подобных уличных бесед, а тем более утром.
- абстракцыонизм штоли? Ты Кольцова посмотри.
- какого нахуй кольцова?
- как какого? Кольцов это ведь..
- Кольцов, бля, сосни хуйцов, иди в жопу, мудак.

Вот и поговорили.

Потом вниз через переход в метро, там бомжи со всей Азии, воняет и вообще.
Приезжаю в эту культурную охрану на ихнюю экспертизу на Арбат.
Там на двери надпись, что в верхней одежде и без приглашения не входить!
Ну это я знаю, что если зайти – они взбесятся. Заполнил бланк, подписал фотографии, сижу жду.
Прибегает какая-то тётка, врывается к ним и говорит, что у неё памятник Гагарину надо вывезти в Сышыа, правильно ли оно заполнила вот бумажки. Ей начинают чего-то объяснять, что не правильно, помогают заполнить, потом отправляют в сберкассу платить за это дело.
В сберкассу отправляют всех, хотя у них на сайте написано, что справки на современные произведения выдаются бесплатно (это развод для лохов, если что).
Ну ладно, я не захожу.
Приходит вторая такая дамочка, по виду хипстерша. С иконой. Тоже туда идёт и начинает выяснять – как надо заполнять бумажку. Ей опять объясняют.
Потом она выходит в коридор и пишет чего-то. Вдруг ко мне обращается:
- а ночь музеев сегодня, да?
- а чо такое нотщ музеев?
- ну сегодня восемнадцатое?
- хуй его знает (подумал я), а вслух сказал, что не знаю.
Ну ладно – заполнила, пошла в сберкассу.
Никого нет. Я сижу жду. Сижу жду. Сижу жду когда позовут. Не зовут. Сижу жду.
Решил тоже попробовать зайти, как эти две до меня.
Робко постучался и заглянул.
А эти бабки мне – ты что читать не умеешь? Мы тут очень работаем! Будь ты проклят и всё такое.
Потом пришли ещё люди, скопилось много, ну меня позвали, показал им картинки.
Оправили в сберкассу.
В сберкассе после всех их апгрейдов и ребредингов, очереди стали ещё больше.Но это дело привычное.
Возвращаюсь в охранкультуру, отдать им оплаченную квитанцыю и получить справку.

И тут эти седовласые тётки начинают мне высказывать, что рисую я чего-то не то. Их смутило слово «ХУЙ» на одной из картин. И давай мне всякие замечания делать.
Я стою и думаю – блять, к вашей культур-мультуре, музеям, галереям, всему этому искусству и прочему говну я не имел, не имею и не хочу иметь отношения, не читаю книжек, не хожу в театры, никаких деятелей и мастеров не знаю по именам фамилиям, да и срать на них хотел. Не надо мне оно, ну правда. И рисую я то, что хочу, а не то, что соответствует чему-то там. Да и вообще, я сюда пришёл взять справку, чтоб картины заграницу вывезти, а не чтобы выслушивать замечания.

Я поэтому и зарёкся жителям иных стран картины отправлять. Ведь что для этого надо?

Сначала надо распечатать две фотографии. То есть нарезать их на диск. Если принесёшь в фотомастерскую флэшку и они воткнут её в свой компутер, то туда сразу же куча самораспаковывающихся вирусов попадает от них. Проверено.

То есть сначала надо купить диск, нарезать, отдать в печать и забрать на следующий день. Потому что 9 на 13 фотографии в этот день не делают почему-то.
Потом взять картину, ксерокопию паспорта и ехать в Москву, тащить картину, отбиваться от мудаков «о, а ты художник? А меня можешь нарисовать?», потом стоять в очереди, писать кучу ненужных бумажек, стоять в очереди в сберкассе, потом со справкой ехать в переполненном транспорте, боясь сломать подрамник и порвать холст, домой. Весь день потерян. Мне оно надо?

В общем, слушаю, я как мне говорят, что для выражения своего художественного замысла стоит попробовать использовать что-то другое, и и думаю, а не уебать ли дыроколом по голове этого эксперта?
Но я промолчал.
Вспомнил, как был у них с картиной, где аборигены канонизируют Гитлера. Помню как они все сбежались смотреть и главного мужыка даже позвали, типа – чо делать? «пиздец, это же гитлир!!111». Но главный мужык сказал, что шас уже можно, мол, не те времена. Ох, ебать..
Если мне ещё когда-нибудь предстоит опять к ним пойти, то понесу я им полотно «Картина Васи Ложкина смотрит на искусствоведов, как на говно». Посмотрим, что они скажут на это.
Ну вот так полдня и прошло. На войковской купил жене брюки, ребёнку кепку и панамку, а себе рюкзак.